ВКонтакт Facebook Twitter

Основные направления стратегии развития киноиндустрии Российской Федерации

ВСЕРОССИЙСКИЙ ФОРУМ «КИНО РОССИИ 2020»

Стенограмма II конференции «Основные направления стратегии развития киноиндустрии Российской Федерации»

Сочи, 6 июня 2011

Ведущий конференции – Эдуард Пичугин, руководитель проекта «КИНОКЛУБ:: Культура, Образование, Коммуникации» Всероссийской политической партии «Единая Россия»

Ведущий: Спасибо. Добрый день, дорогие друзья, уважаемые коллеги. Предлагаю всем, располагайтесь, присаживайтесь.

Рад приветствовать вас на второй конференции форума «Кино России 2020». Первая конференция проходила в Петербурге совсем недавно. По ее итогам были приняты решения и набор рекомендаций, которые вошли в резолюцию. Часть из них уже реализована, другие находятся в процессе реализации. Сегодня мы пригласили вас на вторую конференцию форума, председателем которого является Ивлев Григорий Петрович, председатель Комитета культуры Государственной думы Российской Федерации. Спасибо. /аплодисменты/

Ивлев Г.П.: Уважаемые участники конференции, приветствую вас в Сочи в рамках кинофестиваля. Вторая конференция нашего форума «Кино России 2020» посвящена самому важному вопросу развития киноотрасли – стратегическим направлениям, которые мы должны реализовать в ближайшем будущем. Для того чтобы наше обсуждение было эффективным, у нас созданы все предпосылки: участвуют представители власти, представители кинематографической общественности, руководители кинопроизводства, показа и проката. Согласованные позиции, которые мы можем выработать в ходе нашей дискуссии, будут тем мерилом, которое мы будем применять к своим действиям в Государственной думе. По результатам первой конференции мы провели заседание Комитета, и на этом заседании наметили пути реализации всех тех рекомендаций, которые были выработаны на первой конференции. Точно также рекомендации, которые будут выработаны на нашей сегодняшней конференции, станут предметом рассмотрения ближайших заседаний Комитета по культуре, и мы готовы выполнить все те рекомендации, к которым придет сообщество на этой конференции. Для нас, конечно же, представляет огромную важность анализ тех мер, которые были приняты в последние годы для сохранения и развития кинопроизводства.

Я специально подчеркиваю, что еще два года назад главной задачей для нас было сохранение кинопроизводства, сейчас задачи ставятся другие и, пожалуйста, давайте подумаем, что же ждет нас в перспективе, какие меры необходимо принять. При этом анализу должны подвергнуться все нормы законодательства, которые были приняты в последние годы. Мы имеем в виду и создание формы субсидирования кинопроизводства, и принятое нами понятие национального фильма. Для нас очень важно, что был создан Фонд поддержки кино, чья деятельность также должна быть предметом нашего тщательного анализа, по результатам которого мы могли бы выработать предложения по совершенствованию этой формы государственной поддержки. Для защиты экономических интересов создания и продвижения аудиовизуальной продукции законом предусмотрена единая федеральная автоматизированная информационная система сведений о показах фильмов в кинозалах. К сожалению, в течение года задача практической реализации этой нормы не была решена.

Я хотел бы обратить внимание, что нам важно определить действительные причины нереализации действия этой нормы. Я могу сказать, что ни перед первым, ни перед вторым чтением норма по внедрению «электронного билета» из законопроекта не выпадала. Если мы будем придумывать искусственные причины недействия этой нормы, мы не найдем правильного решения. Очевидно, что участники производства и показа/проката фильмов не могут договориться между собой о реализации этой нормы на тех условиях, которые сейчас предусмотрены в законе. Если будут предложения по иному порядку действия, или по усилению ответственности за неисполнение тех норм, которые сейчас есть в законе, мы их рассмотрим и поддержим ваше предложение.

Перечисляя многочисленные меры, принятые государством по поддержке кинематографа, мы, конечно же, должны поднять вопрос об эффективности достигнутых результатов. Для нас финансирование кинопроизводства из государственного бюджета – это не только формирование новой индустрии кино инновационной формы и организация кинопроизводства/кинопроката, это не самоцель. Основная задача отрасли – это выпуск фильмов, способствующих формированию ценностных установок, соответствующих стратегическому развитию общества. Необходима информационная поддержка объявленных приоритетов развития страны до 2020 года. Надежный механизм прозрачного распределения средств, мы, на наш взгляд, установили, но близки ли мы к достижению этой цели или, как заявляют многие кинематографисты, мы должны вернуться к старой модели, которая была в Госкино и Минкультуры? Механизм создания творческих комиссий – это то, о чем говорите вы сами, и, очевидно, вам нужно понять, нужен ли нам этот опыт.

Во многом по экранным образам, содержанию фильма будут судить и о нашем времени. Владимир Владимирович Путин это сказал в Белых столбах в феврале. И от вас, от того, как вы будете работать по совершенствованию кинематографа, во многом зависит, станет ли наш кинематограф достижением отечественной и мировой культуры.

Для нас очень важен вопрос расширения сети киноэкранов, увеличения залов, главным образом, за счет расширения киносети в средних и малых городах. Этот проект мы поддерживаем, ибо партийный проект «Киноклуб: культура, образование, коммуникации» будет уделять именно этому проекту особое внимание. У нас сегодня присутствует делегация Оренбургской области во главе с ее министром культуры Шориковым, и в рамках форума мы отрабатываем возможность соглашения о строительстве пяти кинотеатров в малых городах в Оренбургской области. Такая поддержка проекта в субъектах Российской Федерации будет оказана нами повсеместно.

И, конечно же, вопрос образования. Пристальное изучение проблем кинематографа показало, что они настолько глубинны, что нам необходимо начинать с создания материально-технической базы, прежде всего, в наших двух кинематографических ВУЗах – в Санкт-Петербургском университете кино и телевидения и в московском ВГИКе. Желаю успехов конференции. Все ваши предложения будут внимательно рассмотрены в Государственной думе.

Ведущий: Спасибо большое, Григорий Петрович! /аплодисменты/ В начале хочу поблагодарить добрые стены фестиваля «Кинотавр», где мы смогли сегодня собраться все вместе. И лично Александра Ефимовича Роднянского, который любезно пригласил нас в Сочи и помог организовать нашу сегодняшнюю встречу для дальнейшей плодотворной работы. Александр Ефимович.

Роднянский А.Е.: Поскольку жанр моего выступления определен как приветственное слово, буду краток. Все здесь присутствующие, полагаю, это понятно, озабоченны состоянием дел в российском кинематографе. Мы все пытаемся добиться трезвого понимания ситуации, мы все понимаем, что она непроста, и пытаемся обеспечить консолидированные усилия всех без исключения участников процесса: законодателей, кинопроизводителей, кинопрокатчиков и кинопоказчиков для преодоления того, без сомнения, системного кризиса, в котором кинематография пребывает в силу многочисленных объективных и субъективных факторов. Мы понимаем, что рынок, как таковой, если использовать это слово, развивается благополучно и быстро, что в прошлом году мы, я имею в виду, российский кинорынок, оказался на шестом месте в мире и на пятом для голливудских фильмов. И мы отдаем себе отчет в том, что доля российских фильмов, прежде всего жанровых, создаваемых для широкой аудитории, сокращается.

На самом деле, сокращается достаточно радикально и это не может не волновать тех, кто озабочен тем, чтобы россияне смотрели, в том числе, собственные фильмы, имели бы возможность и желание их смотреть. Мы говорим всегда «в том числе», потому что речь, ну, во всяком случае, с моей позиции, никогда не идет об ограничении прав потребителей, прав зрителя, о квотировании. Мы озабочены тем, чтобы российский авторский кинематограф, который является неотъемлемой частью культуры и который традиционно считается наиболее сильной частью отечественной киноиндустрии, ну, во всяком случае, в последние годы, и в котором и на сегодняшний день существуют многие талантливые кинематографисты, авторы, режиссеры, продюсеры, чтобы авторский кинематограф имел свою возможность достучаться до отечественного зрителя. Чтобы была создана и существовала внятная, абсолютно экономически мотивированная модель проката, дистрибуции и, соответственно, воспроизводства авторских фильмов, столь необходимых для существования и воспроизводства культуры и, соответственно, идентификации граждан.

Мы озабочены тем, как обстоит ситуация с образованием. Мы понимаем, что молодые люди должны получать полное представление о том, насколько быстро и с технологически, и творчески развивается современный мир, и в какой конкурентной среде им придется существовать сегодня и тем более в будущем. Мы озабочены также и тем, как однобоко развивается прокат, и тем, как подчас сложно находить общий язык с теми, кто отвечает за существование фильмов, за их продвижение в прокат. При этом мы отдаем себе отчет, что дело во многом и в качестве наших фильмов.

Все эти озабоченности привели к тому, что «Кинотавр» из фестиваля, традиционно обеспечивающего показ кинофильмов, прежде всего фильмов непростых и нуждающихся в продвижении, что «Кинотавр», который, в общем-то, всегда был праздником на берегу Черного моря в замечательном городе Сочи, превратился во вполне деловое мероприятие. Мы прикладываем все возможные силы, чтобы сделать его таковым, пригласить всех лиц, заинтересованных в развитии, в выживании российского кинематографа, дать возможность высказаться всем без исключения. «Кинотавр» – это территория мира и солидарных усилий, потому что сюда приезжают все кинематографисты, здесь рады всем без исключения вне зависимости от того, в каких кинематографических организациях и союзах они состоят и какие взгляды исповедуют. Мы надеемся, что для всех без исключения «Кинотавр» – это родной дом и та территория, где можно, встретившись, обсудить и выработать общие движения, решения и действия, в которых все без исключения заинтересованы. Иными словами, «Кинотавр» и существует для того, чтобы возможность пригласить к разговору всех приехавших на фестиваль имели такие проекты, как форум «Кино России 2020». Недавно появившись в Санкт-Петербурге, он, на мой взгляд, уже успел успешно утвердить себя, с чем я и поздравляю организаторов этого кинофорума. Надеюсь, форум будет развиваться достаточно долго и успешно, и желаю всем собравшимся получить необходимую, любопытную, важную для дальнейшей работы информацию. В конечном счете, все зависит от нас, здесь присутствующих. Спасибо! /аплодисменты/

Ведущий: Спасибо, Александр Ефимович. Мы все знаем, что многие наши проблемы, задачи, вопросы решаются с помощью правительства Российской Федерации, мы рассматриваем наши задачи и пытаемся их решать с помощью Совета по кинематографии при Правительстве Российской Федерации. И сегодня мы к нам пригласили руководителя, директора Департамента культуры правительства Российской Федерации Дениса Владимировича Молчанова. Пожалуйста.

Молчанов Д.В.: Спасибо большое. Прежде всего, хотелось бы поприветствовать всех собравшихся от имени Правительства России, поблагодарить организаторов фестиваля за возможность общения в этом кругу. Мы очень хорошо понимаем, что необходимость такого разговора назрела. Вы все знаете, что Правительство в последние годы уделяет особое внимание сфере кинематографии: два с половиной года назад, как здесь уже говорилось, был создан правительственный совет под руководством Владимир Владимировича Путина, полтора года назад был создан Фонд кино, новая организация, рождение которой ознаменовало некие изменения в системе государственного финансирования кинематографии. Как и куда идти дальше, от чего отказываться и с чем соглашаться? Мы собрались сегодня здесь, чтобы обменяться мнениями по этим вопросам. Хотелось бы услышать вашу позицию по таким поводам, как:

- повышение эффективности использования имущественных комплексов организации кинематографии;

- осмысление финансирования кинопроизводства с учетом потенциального успеха будущего фильма в отечественном и зарубежном кинопрокате;

- контроль за доходами кинопроизводящих и кинопрокатных организаций посредством системы «Электронный кинобилет»;

- обеспечение возвратности части затраченных бюджетных средств;

- активизация профессиональных коммерческих связей с зарубежными кинопрокатчиками;

- использование банковских кредитов на кинопроизводство и рекламу фильмов под обеспечение передачи прав на создаваемый фильм;

- обеспечение финансирования производства отечественной кинопродукции, в основном, за счет внебюджетных источников, в том числе, за счет целевого капитала, Федерального фонда социально-экономической поддержки отечественной кинематографии.

Я думаю, что те представители органов государственной власти, которые присутствуют сегодня здесь, настроены выслушать мнения по этим вопросам. Все, что происходит у нас, всегда происходит в публичном поле: и создание Фонда, и создание Совета, и все решения последнего, которые обязательно публикуются. А то, какие умонастроения существуют в кинематографической среде, для нас очень часто остается неизвестным, поэтому буду очень благодарен за все предложения, которые сегодня прозвучат. Спасибо. /аплодисменты/

Ведущий: Спасибо большое, Денис Владимирович! Хотел бы предоставить приветственное слово Федору Сергеевичу Бондарчуку.

Бондарчук Ф.С.: Добрый день, дамы и господа, друзья, коллеги. Меньше месяца тому назад первая конференция была проведена в Санкт-Петербурге. Там обсуждались два вопроса: первый – возможность строительства мультимедийных кинокомплексов в малых и средних городах России и второй – образование. Вопросы обсуждались достаточно конструктивно. Мне показалось, что по результатам все было очень деятельно.

Я благодарен всем, кто сегодня здесь присутствует, уделяет нам внимание и свое время, и, конечно, благодарю за предоставленную площадку «Кинотавр», который объективно является главным Национальным фестивалем страны. Помимо замечательных показов конкурсной программы, здесь происходят важные деловые события, которые, я надеюсь, смогут повлечь за собой реальные изменения в киноотрасли. Спасибо еще раз, что пришли, я надеюсь, сегодня мы продуктивно проведем время.

Ведущий: Спасибо! /аплодисменты/

Теперь несколько слов про сам форум и его формат. Конечно же, стол должен быть круглый, предлагаю представить, что именно за круглым столом мы все сегодня собрались. Конечно, многие присутствующие должны сидеть рядом с нами, и поэтому мы будем приглашать к выступлению из зала наших коллег.

Со своей стороны хочу рассказать о ключевых направлениях и драйверах стратегического развития национальной киноотрасли. Первый блок моего выступления будет посвящен тому, что мы делаем, второй – отраслевым трендам и вызовам и тем решениям, которые на данный момент вырабатываются.

В рамках Форума у нас есть возможность не просто обсудить существующие на данный момент горящие проблемы и поделиться ими с коллегами, руководством, Правительством, но и принять конкретные решения по отдельным задачам, выработать механизмы реализации этих решений. Конференция – это некая квинтэссенция, некий срез происходящего на Форуме, работа которого идет каждый день. Ежедневно мы общаемся друг с другом, тем самым продвигаясь к нашей основной цели – выработке стратегии кино, на основании которой будут приниматься стратегические решения и выработываться механизмы их реализации.

Сегодня мы знаем и можем описать стартовые позиции, на которых на данный момент находится киноиндустрия. Столь же четко мы понимаем для себя, каких результатов необходимо достичь, в какой точке в пространстве мы в конечном итоге должны оказаться. Некоторые механизмы, которые помогут нам достичь этой цели, нам уже известны, а некоторые необходимо выработать совместно в диалоге с общественными организациями, бизнес-сообществом, государством.

Итак, что мы будем делать и каким образом? Естественно, мы опираемся на существующий международный опыт. Проектируя стратегию развития российского кинематографа, мы исходим из понимания проблем и рискообразующих факторов, целей и ожидаемых результатов. Наша задача – выработка дорожной карты, разработка тактической модели, инвестиционной стратегии, механизмов ее реализации, и мониторинга эффективности внедряемых решений.

Что конкретно мы делаем? В ближайшей перспективе мы видим для себя три этапа. Сегодня мы находимся на аналитическом этапе, изучаем текущее состояние киноотрасли и весь комплекс стоящих перед ней проблем. С помощью стратегических сессий, которые будут проходить в рамках рабочих групп в июле-августе, мы сможем выработать несколько блоков рекомендаций и решений. То есть перейдем на следующий, стратегический этап, который в сентябре-декабре сменит этап проектный. На нем будут выявлены отраслевые приоритеты и разработан проект стратегии для утверждения Правительством России.

Что, из имеющегося сегодня, хотелось бы сохранить? Мы знаем и понимаем, что за последние десять лет Россия смогла занять лидирующие позиции в Европе по темпам развития кинорынка, войти по этому показателю в первую пятерку европейских стран. И мы понимаем, что объем финансовой поддержки киноотрасли со стороны государства на данный момент превышает сто миллионов евро, а это вполне соотносимо с аналогичным показателем в той же Германии. Еще один позитивный момент – начало обновления инфраструктуры. Мы знаем о строительстве новых студий (так, скоро завершится возведение новейшей киностудии «Главкино», современных кинотеатров и киноклубов. Мы видим позитивный тренд развития крупных холдинговых компаний, появления новых финансовых моделей.

Уже сегодня мы видим тенденцию по концентрации рынка кинопоказа, усиления позиций крупных компаний. Так, например, недавно «Проф-Медиа» приобрела достаточно серьезный актив – кинотеатральную сеть «Киностар ДеЛюкс», тем самым расширив принадлежащую ей сеть «Синема Парк». И подобный тренд хотелось бы сохранить.

Теперь что касается вызовов будущего, на которые нам предстоит ответить. Один из них – непрочные позиции национальных фильмов на рынке кинопроката, снижение их доли в общероссийских кассовых сборах. Всем нам известно, что планку в 24%, установленную не так давно, удержать не удалось. И теперь необходимо компенсировать почти 10%-ое падение, получить более прочные позиции.

Второй момент – это существование квазирынков с большим влиянием государства, например, рынка документального кино. Хотелось бы поговорить и об этом и найти варианты решения проблемы.

И третий момент – это относительная закрытость страны для зарубежного сотрудничества. Уже сегодня мы услышим в докладах наших коллег из Фонда кино предложения по решению этой проблемы.

Мы предложили трехмерную матрицу принятия решений. Мы сформировали шесть рабочих групп: «Инфраструктура кинопроизводства, киностудии», «Продюсирование», «Кинопрокат, дистрибуция», «Кинопоказ», «Образование, наука, исследования» и «Рабочая международная интеграция и кинофестивали». Вот вопросы, которые нам хотелось бы рассматривать и решать по указанным направлениям: мощности, то есть это собственная инфраструктура, собственные возможности; инновационные технологии; управление, прозрачность; финансирование и страхование.

Еще одно измерение – это позиции государства, некоммерческих организаций и бизнеса, которые нам также хотелось бы учесть.

Перейдем к отраслевым сегментам и драйверам их развития. Мы можем отметить для себя инфраструктуру кинопроизводства, в которой нам хотелось бы, например, выработать ассортимент и новое качество услуг, проработать современные концепции студии, внедрить финансово-организационные стимулы и так далее.

На нашей конференции мы постараемся утвердить состав рабочих групп. Естественно, в каждую из них войдут лидеры и главные эксперты нашего рынка.

Спасибо большое. /аплодисменты/

Дорогие друзья, сейчас нам бы хотелось услышать мнение Даниила Дондурея и часть его доклада «Модель российской киноиндустрии. Необходимость перезагрузки».

Дондурей Д.Б.: Спасибо большое. Мне сразу хотелось бы поблагодарить «Кинотавр», потому что для многих кинематографистов и аналитиков, как правильно сказал Александр Роднянский, это единственная площадка для публичного осмысления того, что происходит в нашей индустрии в целом. По крайней мере, я других таких площадок в последние годы не знаю.

Что очень важно, с чего я хотел бы начать – завершился колоссальный по своей результативности, невероятно важный этап в развитии отечественного кино. Он начался, я думаю, где-то в 1997 году, и вот сейчас завершается. В1997, поскольку тогда был принят закон о кино, который открыл очень много дверей и сыграл очень большую роль. Вы знаете, что за эти тринадцать лет российский бокс-офис увеличился в пятьдесят раз, с примерно 21 млн долларов до 1,06 млрд долларов. Количество современных залов увеличилось в семьдесят раз, производство фильмов – в шесть раз. С 1996 по 2005 год, доля российских фильмов в кассовых сборах выросла от 5% до 25-27% и находилась приблизительно на этом уровне до 2008 года – это тоже колоссальный рост в пять с половиной раз. У нас огромное количество фильмов, вы знаете, зарегистрировано в 2010 году – 119 названий. У нас снимается 170 проектов для телевидения. И это гигантское количество, мы – чемпионы мира в этой сфере. И это работа для режиссеров, актеров, это интерес для зрителей, которые в возрасте старше 25-30 лет даже не всегда различают кинофильм и телесериал. У нас довольно большое количество демонстраторов – более 7000. Это кинотеатры разного типа, многие из них сохранились, хотя коммерческих сейчас насчитывается 900, а реально зарабатывают деньги только 200.

И вот этот период сегодня завершился, и нам необходимо посмотреть, что происходит сегодня кроме этих позитивных результатов, какие болезненные точки возникают. И это очень важно, что сегодня и «Кинотавру», и, судя по всему, «Единой России» эти проблемы интересны. Важно, что в последние полтора-два года к их решению подключилось и Правительство Российской Федерации. И речь идет, конечно, о создании Фонда кино. Его создание было назревшей потребностью, потому что министерские виды финансирования, субсидирования, создания бюджетных процессов устарели и чрезвычайно неэффективны. И правительство с помощью больших лоббистов начало процесс обновления того, что происходит у нас в индустрии в целом.

Киносоюз, который возник осенью прошлого года, увидев, что с 1998 года старый Союз вообще не занимался проблемой проектирования и ответственности за кино, что Министерство культуры 3,5 года не может ввести электронный билет, и это при том, что национальный лидер постановил сделать это немедленно. В Министерстве культуры не проводились коллегии, посвященные кинематографу и так далее. В результате Киносоюз попробовал в виде некоторых публичных профессиональных экспертиз провести конференцию развития отечественной киноиндустрии, как национальной культуры.

Почему это произошло? Потому что последние два года стали понятны все те вызовы, которые стоят за победами, о которых я только что говорил. Это, во-первых, интенсивное уменьшение интереса к российскому кино: за три года произошло падение доли российских фильмов в общей кассе с 27% до 15,7%, то есть произошло падение интереса больше чем на треть. Это, конечно же, проблемы, связанные с тем, что у нас на 6-9 названий приходится 90% от тех 170 млн долларов, которые собирают российские фильмы. Они собрали 170 млн, вернулось 70-75 млн, а потратили 250 млн. «Где деньги, Зин?» Как это возмещается, какие здесь процессы? Мы никогда это не обсуждали в целом.

Вот, говорят, что нужен рынок. Безусловно, рынок и только рынок. Рыночные отношения как самые здоровые. Но мощь государства как основного игрока все эти годы была колоссальная, оно давало более 50% всех инвестиций по трем направлениям. Через Министерство культуры, Фонд Кино и большие «левые» деньги, которые даются через разные банки, политические распоряжения и так далее. Как и на что тратятся эти деньги? В Министерстве все эти годы даже не проводилось отчетности, даже не финансовой, а концептуальной. Например, где половина фильмов из тех семидесяти, которые… где они? В кинотеатрах их нет, на фестивалях их нет, телевидение же будет показывать только те фильмы, которые премирует фестиваль «Кинотавр». Это серьезные проблемы. И все эти годы они у нас устроены таким образом (это очень важное методологическое условие), что почему-то анализировались отдельно. Отдельно производство, отдельно инвестиции, отдельно дистрибуция, отдельно показ.

Продюсер решает свои экономические проблемы в процессе производства, при этом все это не связано со зрителем, и не от зрителя начинается. А потому возникают мощные сбои, связанные с утратой зрительского интереса – как к качественному американскому, так и к качественному российскому кино, да и вообще к отечественному кино в целом. Это очень серьезные процессы и они необратимые, если решать их с конца. Ну да, очень хорошо, что будет построено 250 кинотеатров и киноцентров там, где их нет. Отлично, замечательно. Ну, по крайней мере, никто не выступает против, только приветствуют такую национальную программу, особенно если она пойдет под эгидой властвующей правительственной партии. Но вы прекрасно знаете, что посещаемость кинотеатров в нашей стране вместо нормальных 30% процентов составляет 18%. У нас не заполняются залы в дневное время, у нас в регионах кинотеатры не могут демонстрировать американское кино, которое, как вы знаете, в прошлом году собрало примерно 20 из 30 млрд долларов общемировой кассы. Это очень серьезные макропроцессы, связанные со зрителями. На федеральных каналах, кроме как на канале «Культура», вы не увидите интереса к кино. И это лишь некоторые из многочисленных проблем.

В ходе деловой игры, которую провел Киносоюз, были выработаны десятки идей. Она оказалась очень полезна, и журнал «Искусство кино» полностью публикует ее результаты. Но сейчас я хотел бы сказать о некоторых главных идеях, которые там возникали.

В первую очередь нам нужно осознать необходимость перезагрузки, то, что если все мы будем оценивать состояние киноиндустрии только с позитивной точки зрения, ситуация будет только ухудшаться с каждым годом. Если не будет принято принципиальное решение, ничего не произойдет.

Необходимо построить систему анализа информации и публичной экспертизы, это очень важно. Г-н Роднянский совершенно справедливо сказал о том, что у нас системный кризис в кино. У нас действительно системный кризис в индустрии, не в киноискусстве, об этом мы поговорим здесь 10 июня, а в индустрии в целом, во всех ее сегментах, включая мейнстрим, блокбастеры, провальные военные фильмы и так далее – это гигантский комплекс проблем. Анализ, публичное проектирование, экспертизы помогут избежать ситуации, когда семь фирм из 180 работающих получают непонятные преференции. Еще одна задача – раскрепостить государство, которое сегодня является заложником старых идей, которые работали с 1997 по 2010 год.

Очень важная проблема – продвижение кино, которое сегодня никого не интересует и на которое просто нет денег. Во французской модели, которой все так гордятся, 35% всех денег идет на продвижение, у нас этот объем – несравненно меньше.

У нас нет национальной антипиратской программы, а между тем пиратство – это проблема всей экономики кинопоказа. У нас тотально запрещено обсуждать экономику телевидения, так и сегодня у нас не возникает публичного анализа экономики кинопоказа. Она очень непростая, она очень интересная, там много скрытых процессов: от «киноеды» до налогов и тому подобных проблем. Очень важных, которых нельзя думать, что в 2012, тем более, в 2020 они будут сделаны по законам 1997 года. Это очень большое количество проблем, которые мы бы хотели обсудить публично.

Ведущий: Спасибо большое, Даниил Борисович. /аплодисменты/

Сегодня мы впервые включили Киносоюз в состав конференции, его представители примут непосредственное участие и в работе форума. Мы хотели бы на конференциях не ограничиваться констатацией проблем, а принимать конкретные решения и рекомендации в виде резолюции, а потому попрошу коллег придерживаться регламента.

Молчанов Д.В.: Коллеги, поскольку здесь уже несколько раз звучало словосочетание «единый кинобилет», я бы хотел зачитать официальное заключение Минкультуры по этому вопросу.

Перед выездом в Сочи я запросил информацию у Главного информационно-вычислительного центра Минкультуры о том, в каком состоянии находится введение единого кинобилета. По их информации, по состоянию на 1 июня нормативно-правовая база единой федерально-автоматизированной информационной системы сведений о показах фильмов в кинозалах сформирована Минюстом России в полном объеме и зарегистрирована приказом Министерства культуры.

Принят важнейший приказ об утверждении требований к техническим средствам, программному обеспечению, средствам защиты информации, в том числе и от несанкционированного доступа, используемых при эксплуатации единой федерально-автоматизированной информационной системы сведений о показах фильмов в кинозалах и при передаче демонстраторам фильма информации, а также приказ Минкультуры об утверждении порядка обмена информации между демонстратором фильма и оператором единой федерально-автоматизированной информационной системы сведений о показах фильмов в кинозалах, включая форму ее запроса и представление из этой единой системы. Все нормативно-правовые акты, определяющие работу систем, размещены на сайте www.ekinobilet.ru. Всего на сегодняшний день в системе зарегистрировано 1746 демонстраторов фильмов, то есть 24% от их общего числа. Общее количество залов в зарегистрированных кинотеатрах составляет 2943.

Это то, что происходит на сегодняшний день. Ну, понятно, что времени прошло еще не так много, но главное, что система введена, нормативно-правовая база готова и развивается. Спасибо.

Ведущий: Спасибо. А сейчас приглашаем Олега Иванова рассказать немножко о государственной политике в области кинематографии и саморегулировании.

Иванов Олег: Спасибо. Я хотел бы отметить очень содержательное выступление Даниила Борисовича Дондурея. Действительно, наиважнейшим вопросом является необходимость анализа сложившейся ситуации, необходимость перезагрузки и системного выхода из системных проблем, перед которыми стоит российская кинематография. Собственно, ради этого и собирается форум, для того чтобы определиться со стратегией развития киноотрасли и с тем, какую роль в этих процессах будет в последующем играть государство, общественные организации и бизнес.

По сути, есть четыре вопроса, которые связаны с моим выступлением. Первый вопрос – куда мы идем? То есть, в чем состоят стратегические цели развития киноотрасли. Второе – в чем роль государства? То есть вопрос государственной политики, который заявлен в теме. Далее – что может сделать сообщество? То есть вопрос саморегулирования отрасли. И наконец, последний немаловажный вопрос – это как будет меняться мир? Ведь если мы не будем учитывать технологические тренды и планировать все относительно того состояния, в котором находится техника сейчас, мы просто не сможем разглядеть это самое будущее, тот самый 2020 год, и то, что будет происходить с кинопоказом и другими направлениями.

Относительно государственной политики. К сожалению, нет какого-то единого документа, который целиком раскрывал бы содержание государственной политики в области кинематографии. Есть несколько документов, в которых этот вопрос присутствует, но, в любом случае, Форум созван для того, чтобы высказаться по поводу определенных вопросов государственной политики, представить ее видение кинематографическим сообществом. В любом случае, есть несколько составных частей. Государственная политика всегда имеет определенную цель, которая должна быть точно сформулирована и зафиксирована, а также некоторое количество задач, которые связаны с достижением этой цели. Затем, при создании государственной политики формируются некоторые принципы или приоритеты, которые закрепляются документально. Есть также направления, которые выделяют специально для того, чтобы в них определить конкретные механизмы и меры. И, наконец, последнее, что очень важно, это политика не может быть только декларативная, она всегда связана с некоторым количеством показателей или индикаторов, которыми могут измеряться происходящие изменения и таким образом определяться либо достижения поставленной цели в терминах результативности, либо определяться эффективность деятельности. Поэтому если говорить о том, что необходима перезагрузка, то системный подход предполагает, что нужно обратиться к ключевым вопросам – что есть государственная политика, из чего она будет состоять в будущем, – для того чтобы определиться с предстоящими изменениями.

В качестве цели я бы предложил такую формулировку: «Государственная политика в области кинематографии направлена на дальнейшее развитие отечественной киноотрасли с целью обеспечения зрительской аудитории конкурентоспособной кинопродукции отечественного производства». Имеется в виду, как массовой зрительской аудитории, так и специальные виды аудитории, например, той, которая смотрит фестивальное кино. Дальше: зрительская аудитория здесь рассматривается как отечественная, так и зарубежная на мировых рынках.

Принципы государственной политики закреплены в 126-ом Федеральном законе о государственной поддержке отечественной кинематографии. Я их назову кратко. Первый относится к признанию кинематографии к области культуры, искусства, обязательным условием существования которой является развитие творческой, образовательной, производственной, технической, научной и информационной базы. Второе – это ответственность государства за сохранение и развитие кинематографии. И третье – создание для населения условий доступа к произведениям кинематографии. Вопрос доступа, между прочим, был ключевым на первой конференции Форума, и думаю, что будет рассматриваться и дальше. Но сегодня Форум сосредотачивается на большем круге вопросов, связанных с развитием кинематографией вообще и со стратегией.

Я перечислил в своей презентации восемь направлений государственной политики в той формулировке, в которой они представляются мне, как человеку, который проводит исследования в киноотрасли. Возможно, какая-то содержательная редакция или корректировка, но это можно рассматривать как некоторые предложения, которые я вынес бы на рассмотрение форума.

Итак, первое направление государственной политики – это содействие развитию инфраструктуры кинопроизводства. Очень важно, чтобы государство определило свою позицию по отношению к кинофабрикам, новым павильонам и вообще к инфраструктурному хозяйству, которое крайне необходимо для развития кинематографии в целом. В этом направлении можно было бы задействовать механизмы государственно-частного партнерства или какие-то другие. Второе – поддержка производства и проката национальных фильмов, это блок вопросов, связанных с продюсированием. Третье – содействие расширению и модернизации киносети, это тот самый доступ зрителей в кинотеатры. Четвертое – создание условий для развития отраслевой экономики. Это отдельный вопрос, который касается того, что сейчас отрасль является бюджетозависимой, то есть главным образом зависит от средств государственной поддержки. Пятое направление – содействие интеграции отечественной киноотрасли в мировой кинопроцесс, это связано как с участием российских фильмов в международных фестивалях, так и с развитием копродукции. Шестое – содействие развитию механизмов саморегулирования отрасли. Седьмое – развитие системы кинообразования для отрасли и для зрителей. И, наконец, восьмое – поддержка исследований технологических разработок и инноваций в киноотрасли.

А теперь хотел бы отдельно остановиться на вопросе саморегулирования. Вообще, существует закон о саморегулировании, который был принят в 2007 году, он не имеет широкого применения в разных отраслях, но, тем не менее, определяет ключевые подходы, связанные с саморегулированием. Дело в том, что существуют три уровня регулирования: государственное, рыночное и саморегулирование. Полноценная работа последнего необходима для развития отрасли. Под саморегулированием в законе понимается самостоятельная инициативная деятельность, которая осуществляется субъектами предпринимательской и профессиональной деятельности и содержанием которой является разработка и установление стандартов и правил указанной деятельности, а также контроль за соблюдением требований указанных стандартов и правил.

О саморегулировании часто стали упоминать, но при этом отдельные механизмы вводятся довольно слабо. Например, в рамках Ассоциации теле- и кинопродюсеров рассматривался вопрос о тарифах, которые позволили бы не переплачивать актерам и некоторым работникам киноотрасли. Я полагаю, что в каждой общественной организации есть вопрос, который может помочь развитию отрасли, если он будет включен в саморегулирование. Например, есть Гильдия продюсеров, которая собирает людей для того чтобы заниматься повышением эффективности кинопроектов, их рентабельности и так далее. Если бы в рамках этой организации был выработан подход к реализации проектов с точки зрения рентабельности и эффективности, то в рамках саморегулирования мы могли бы наказывать нерадивых продюсеров, которые не обеспечивают этой рентабельности и, наоборот, демонстрировать лучшую практику тех, кто показывает высокий уровень профессиональной работы. «Киноальянс», объединяющий кинотеатры, мог бы взять дополнительные обязательства по быстрому и эффективному внедрению системы электронного билета. Существует Союз Кинематографистов и КиноСоюз, которые объединяют людей по профессиональной деятельности. В условиях, когда очень остро стоит вопрос качества российского кино, эти организации могут взять на себя вопрос профессиональной экспертизы и опять же установить какие-то нормы, несоблюдение которых подлежало бы осуждению. Обычно общественные организации рассматриваются как защитники прав тех, кто в них входит, однако практически не поднимается вопрос о том, что саморегулирование в общественных организациях подразумевает некоторые повышенные обязательства, которые распространяются на их членов. И только в этом случае можно рассчитывать, что мнение этих организаций будут слышать представители государства и каким-то образом к нему прислушиваться.

Ведущий: Большое спасибо! Олег обозначил очень важную мысль, что государство – это наш союзник, наш товарищ, такой же игрок кинорынка, просто на данном этапе самый крупный. И с ним мы должны вести диалог и разговаривать не потребительски, а, можно сказать, на равных. И при этом начать мы должны с себя, поэтому вопрос саморегулирования отрасли – один из важнейших, и мы с коллегами будем его прорабатывать.А теперь я хотел бы передать слово Сергею Александровичу Толстикову, исполнительному директору Фонда кино.

Толстиков С.: Спасибо! Но прежде чем начать свое выступление, я хотел бы задать Олегу вопрос. В последней таблице его презентации, где приведен прогноз развития отрасли до 2020 года, в графе «Доля отечественных фильмов в общих кассовых сборах» была цифра 10%. Это пессимистический прогноз?

Иванов О.: Это не пессимистический и не оптимистический прогноз, это прогноз «как есть», то есть, если ничего не предпринимать, то мы можем достичь такой цифры. Если в прошлом году она составила 15,4%, то в будущем, если не принимать никаких мер по повышению конкурентоспособности, количество кинотеатров будет расти, но при этом в 2020 году наше кино получит всего 10% кассовых сборов.

Толстиков С.: Понял, спасибо! Это достаточно важный момент, который подчеркивает всю значимость наших встреч такого рода.

Я хотел бы еще раз остановиться на моменте, о котором говорил Денис Молчанов. Государство действительно очень серьезно относится к вопросам культуры и, в частности, к вопросам кинематографа. Однозначно существуют какие-то целевые установки, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Однако было бы неверно думать, что наверху есть умные, образованные, профессиональные люди, которые для нас должны подготовить какие-то документы, по которым мы потом будем жить. Более того, это несколько халявная, что ли, позиция. Но при этом, как человек, который совсем недавно – около полутора лет – наблюдает за тем, как развивается отрасль, я ощущаю серьезное повышение активности участников рынка и всех лиц, заинтересованных в развитии этой сферы, их стремление собраться вместе и ответить на волнующие проблемы. Этот факт я считаю, безусловно, очень важным. Все существующие союзы, ассоциации, гильдии – все без исключения – понимают серьезность момента, его переломный характер. Он связан с тем, что на сегодняшний момент в отрасль уже пришли большие деньги и нужно очень правильно, внимательно и эффективно распорядиться теми возможностями, которые у нас сейчас существуют.

Господдержка не может существовать вне стратегического видения проблематики, поэтому без целевых параметров, без внятной госполитики, без четкого понимания стратегии киноотрасли господдержка носит хаотичный, урывочный, иногда кулуарный и абсолютно непрогнозируемый характер. И для того чтобы система работала эффективно, крайне важны такого рода мероприятия.

Я не буду сейчас называть системные взгляды на господдержку, а выделю три момента, которые считаю достаточно важными. Первый – это необходимость определиться с базовыми параметрами финансирования – объемами господдержки и ее источниками. И эта одна из задач, которую мы в рамках выработки стратегии до 2020 года должны будем решить. Второй аспект. Когда мы говорим об источниках господдержки, я могу привести пример, который все прекрасно знают. Это то, что во Франции основным источником осуществления господдержки выступает телевидение. Отчисления от кинопоказа незначительны по сравнению с источником, которым является телевидение. Я считаю, что в последнее время телевидение, как говорят наши ведущие телевизионные руководители, во многом спасло кино, но то, что телевидение в определенный момент может еще дальше загнать кино под плинтус, с этим тоже, я думаю, никто спорить не будет. Я хочу сказать, что мы должны обратиться к телевидению, попытаться установить какой-то диалог, чтобы оно было заинтересовано в том, чтобы более внятно и четко участвовать в поддержке кино. Понятно, что на первый взгляд это предложение выглядит достаточно утопическим, но я думаю, что это одно из стратегических направлений, где можно найти серьезный эффект от взаимодействия.

И последний момент, на котором я хотел бы остановиться в связи с господдержкой, – это продвижение и показ отечественных фильмов. С этим, как говорят все без исключения представители кинематографа, как авторского, так и массового, у нас существует серьезная проблема. Решать ее безусловно нужно, французским ли путем или нет, но нужно установить определенные параметры и добиваться этой цели. Почему? Потому что, на мой взгляд, здесь необходим элемент регулирования. Рынок рынком, но это область культуры находится жесточайшей конкуренции с очень мощной американской киномашиной, как бы пропагандистски это не звучало. Это потрясающая экономическая модель американского кинематографа, и вся Европа находится с ней в постоянной конкуренции, вырабатывая определенные механизмы. И мы тоже должны выработать современные и достаточно четкие меры защиты и продвижения отечественного кино на экраны. Одних слов, мол, давайте снимайте качественное кино и тогда мы будем его смотреть, недостаточно. Это немного лукавая позиция. Все знают, какие бюджеты тратятся на продвижение американских картин, и как в этой ситуации трудно конкурировать.

Теперь несколько слов по поводу Фонда и развития его деятельности. Фонд – это лишь один из элементов смены кинематографической парадигмы. В новой модели господдержки, которая образовалась вместе с Фондом, главными все-таки являются лидеры отечественного кинематографа. Они должны обеспечить продвижение и выход на какой-то новый качественный уровень нашего кинематографа. Я бы не стал преждевременно давать какие-либо оценки деятельности этих компаний, потому что многие из вас знают про те проекты, которые находятся в разработке у этих компаний, и через полгода-год будет ясно, в каком направлении эта модель сработает. Осенью, как я уже не раз говорил, мы дадим какой-то промежуточный анализ ситуации. В следующем году будет уже видна достаточно полная картина, и тогда мы сможем провести анализ.

Но это не значит, что никаких корректировок, никаких изменений мы не можем вносить. Жизнь достаточно многообразная и мы всегда открыты. Прежде всего, я, думаю, это касается экспертизы. Причем экспертизы, как тематической, так и производственно-финансовой. Сейчас вся компетенция, естественно, находится на уровне лидеров, но на уровне Фонда. Мы можем добавить дополнительную компетенцию, что и собираемся сделать. Для этого нам очень важно увидеть четко артикулированный запрос кинообщественности, который был бы представлен на наш общий суд. Тем самым мы могли бы более скорректировать те или иные моменты существующей модели финансирования и сделать ее в целом более эффективной. Поэтому я еще раз хочу поблагодарить организаторов этой конференции, которая дает нам возможность обсудить какие-то моменты лицом к лицу, а не где-то в кулуарах. Но не просто обсудить, а принять общие решения, ведь только они могут обеспечить ту эффективность, о которой мы так печемся. Спасибо.

Ведущий: Спасибо большое, Сергей Александрович. В выступлениях Даниила Борисовича и Григория Петровича мы услышали несколько правильных тезисов в адрес Фонда кино. Хотелось бы, чтобы некоторые моменты были бы более прозрачными. Для многих из нас, кто взаимодействует с Фондом, для той же "Great-8", " Great-7", так или иначе, очень многие вопросы совершенно очевидны, понятны и прозрачны. Тогда как Даниил Борисович и Григорий Петрович говорили, скорее, о том, что с помощью какого-то дополнительного инструмента, например, сайта, стоило бы публиковать больший объем информации. Таким образом, многие вопросы, которые сегодня заставляют нас вступать в дискуссию, отпали бы сами собой. Еще раз спасибо, Сергей Александрович, мы приглашаем Олега Березина, который осветит следующий вопрос: «Программа государственной поддержки и кинопоказа».

Березин О.: Добрый день! Ну, я как раз бы хотел продолжить тему, которая уже звучала, это тема государственной поддержки, и обратить внимание на слова, которые сказал Сергей. О том, что сегодня в области господдержки продвижения фильмов и их показа, к сожалению, мало что сделано. Поэтому в своем докладе я хотел бы рассказать о предложениях по поддержке кинопоказа именно национальных фильмов. Но прежде позвольте представить некоторые цифры состояния рынка. Вот картина по состоянию на май прошлого года в сравнению с маем этого года, и здесь можно увидеть некоторые проблемы, которые возникают на рынке и требуют определенного осмысления. Во-первых, мы видим, что количество кинозалов в стране растет. За год прирост количества современных кинозалов составил примерно 15%. Но, на наш взгляд, очень тревожная тенденция, что посещаемость за период с мая прошлого года по май этого года в общем по стране сократилась 5%. То есть мы видим, что предложение, грубо говоря, растет, количество залов растет, а спрос падает. Речь идет не только о национальных фильмах, речь идет о фильмах как таковых. Но так как рынок растет, естественно, это приводит к определенным диспропорциям в расчетах на один кинозал. И если вы посмотрите с точки зрения, например, владельца кинотеатра, то цифры становятся еще более впечатляющими. То есть посещаемость на один кинозал снизилась на 17%, а кассовые сборы на кинозал снизились в долларах почти на 11%. Надеемся, к концу года ситуация будет лучше. Но нам потребуется время, чтобы понять, в чем причина таких тенденций на рынке. Либо это та самая демографическая яма, та самая ловушка, в которую загоняют себя кинотеатры, ориентируя свой бизнес на тинэйджеров 15-25 лет, которых становится мало в силу демографической ситуации. Может быть, это связано со снижением доходов населения, может быть, это реакция на рост цены билетов, потому что цена билета растет. Может, это влияние широкополосного интернета, сервисов «видео по запросу». Вопрос этот еще требует какого-то осмысления. Но, тем не менее, если такие темпы роста кинозалов сохранятся, к 2018 году мы достигнем удвоения их числа, то есть сможем реализовать то, о чем нас просили. Но давайте теперь поговорим о национальных фильмах. Давайте проанализируем данные 2010 года (этот слайд я назвал «не экономика проката национальных фильмов»). Приведу такие цифры: 35 из 72 национальных фильмов не окупили в прокате затрат на печать пленочных кинокопий. Здесь может быть маленький нюанс, потому что у нас нет достоверных данных по сборам на цифровую копию и на пленочную. Но очень мало российских картин выходило в цифровом прокате, поэтому в среднем картина такая – 49% российских фильмов, которые вышли в прокат, не окупили даже печать самих кинокопий. Если говорить о ситуации с иностранными фильмами, то там этот показатель составляет 17%. То есть цифра ниже практически в три раза.

Фильмы, которые не окупают затрат в прокате, это не только прямые убытки для дистрибьюторов и для производителей фильмов, но, безусловно, прямые финансовые потери для кинотеатров, которые демонстрируют фильм, имея в зале 3-4 человека. Поэтому особенно важно обратить внимание, не только на господдержку кинопроизводства, которая у нас хорошо развивается, но и на господдержку дистрибуции, печати тех самых пленочных кинокопий, которые себя не окупают. Насколько мне известно, у нас в стране на сегодняшний день практически нет ни одной программы поддержки именно кинопоказа. И мои предложения как раз сводятся к разработке этих программ. Очень часто, особенно на прошлом форуме, говорили, что одна из форм поддержки кинопоказа – это та льгота по НДС, которая есть у кинотеатров, льгота, благодаря которой билет не облагается налогом. Я хотел просто привести цифру. По моим расчетам, за прошлый год сумма этой льготы для отрасли кинопоказа составила примерно 2,3 миллиарда рублей. В то же время, отрасль кинопоказа инвестировала в открытие новых кинозалов (365 кинозалов) и в приобретение 635 комплектов цифрового оборудования порядка 5,3 миллиардов рублей.

Ведущий: Олег Станиславович, я хотел бы добавить реплику, чтобы всем было понятно. Все же справедливо считать, что в кинопоказе государство сегодня участвует прямым и непосредственным образом, конкретными деньгами. В Российской Федерации до сих пор существуют льготы для кинотеатров – не взимается НДС. Эта мера существенна: таким образом 20 млн долларов с 1 млрд остаются у кинотеатров. И далеко не все владельцы кинотеатров сегодня вкладывают инвестиции в собственное развитие. То есть мы понимаем, что государство все-таки участвует и поддерживает кинопоказ.

Березин О.: Я об этом и говорю, о тех 2,3 млрд доларов, которые получили кинотеатры в виде льготы по НДС. Однако рынок вложил в развитие сети примерно 5,3 млрд, то есть сумму в два раза большую. Растет количество кинозалов, идет переход на цифру, но на сегодняшний момент в этих процессах нет участия государства. Если обратиться к зарубежному опыту, то вся Европа, Азия, Южная Корея, так или иначе, имеют собственную программу государственной поддержки кинопроката. В первую очередь, естественно, национальных фильмов. Эти программы есть и на межнациональном уровне – например, на уровне Евросоюза существует фонд «Евримаж» (Eurimages). Эти программы господдержки имеют два основных направления. Это финансовое стимулирование показа национальных фильмов – именно показа. И частичная финансовая помощь, особенно маленьким кинотеатрам в малых городах, в первую очередь на приобретение цифрового оборудования. Поскольку сейчас разрабатывается федеральная программа «Культура России 2012-2016», есть предложение включить в нее конкретные меры по государственной поддержке кинопоказа национальных фильмов. Сейчас это сделать еще не поздно: во-первых, все цели задачи и индикаторы этой программы соответствуют этим идеям. И, во-вторых, это нужно сделать именно в этой программе – в предыдущей программе на 2005-2011 год об этом было говорить еще рано, ведь тогда даже не было «цифры». А вот в 2017 году, когда будет запускаться следующая программа, говорить будет уже поздно, потому что у нас в стране закроются все пленочные кинотеатры. Какие именно меры необходимо включить? Я, наверное, все-таки сошлюсь на слайды своей презентации, которая будет размещена в свободном доступе, пока же не стану останавливаться на этом моменте подробно. Скажу только, что речь идет о том механизме, который используется во всех странах Европы. Это механизм платежей за цифровые копии, который основан на том, что производитель фильма, экономя свои средства на печати пленочной копий, делится часть этой экономии с кинотеатром, который установил цифровое оборудование и понес дополнительные расходы.

Бондарчук Ф.С.: Поделиться еще с кинотеатрами? Слушайте, государство платит деньги…

Березин О.: Кинотеатрам как оно дает? Кинотеатрам не дает!

Бондарчук Ф.С.: Вы знаете, сколько денег уводится кинотеатрами? Сергей Михайлович, когда мы с вами в последний раз встречали и обсуждали прокат некоторых фильмов, какой процент укрытия вы называли? А вы говорите им еще денег добавить…

Сельянов С.М.: Ну, звучала цифра 50%, так оценивают некоторые авторитетные эксперты. Мы же знаем, что иногда она достигает и 80%.

Бондарчук Ф.С.: Какая тогда окупаемость?

Березин О.: Хорошо, тогда другой вопрос. Может, провести форум вместе с МВД? Даже если при 1 млрд долларов кассовых сборов, утащили 20%, получается только за год кто-то скрыл 200 миллионов долларов. По-хорошему, это экономическое преступление в особо крупных размерах. А раз так, почему тогда нет ни одного показательного расстрела?

Мужчина: Это гражданско-правовое нарушение.

Березин О.: Нет, это уголовное, это сокрытие выручки.

Мужчина: Нет здесь состава.

Березин О.: Как нет состава? Это сокрытие выручки предприятия, извините меня.

Ведущий: Федор Сергеевич, Олег говорит о том, что нужно поддерживать продвижение национальных фильмов.

Березин О.: Не кинотеатру дать.

Бондарчук Ф.С.: Я не против идеи Олега, просто крик души.

Березин О.: Вот, кстати, мое предложение по поддержке проката как раз заключается в том, что основным ядром расчета всех этих средств, должна быть именно ЕАИС. Через нее происходит отчет о показе. Речь идет не о том, чтобы каждому кинотеатру дать, скажем, по сто рублей. Кинотеатр должен достигнуть определенных показателей проката фильма, определенного кассового сбора, определенной посещаемости, определенного количества сеансов. И в качестве меры стимулирования он получает за это определенную денежку. Но только достигнув определенных показателей. А эти показатели фиксируются через ЕАИС. И даже если он решит с "Пиратов Карибского моря" что-нибудь приписать русскому фильму, пусть приписывает. Нашим фильмам будет только лучше. То есть речь идет о том, что это стимулирующая мера, а не просто дотация на раздачу. Дотация нужна маленьким кинотеатрам в маленьких городах с населением меньше 100 тысяч. Я родился в городе, где живет 12 тысяч жителей. Это город, там нет ни одного кинотеатра, нет экономики...

Дондурей Д.Б.: Олег, тут проблема в двойных стандартах. Кинотеатры и прокатная система в целом очень часто существуют в двойных стандартах. Об этом и говорил Федор. С одной стороны, вводить внятные экономические механизмы необходимо, но с другой стороны, нельзя мириться с тем, что они живут вообще вне легитимной зоны. Помогать игрокам в сфере проката, который и без того развивается чрезвычайно успешно, в то время когда отечественное производство испытывает проблемы… Конечно, можно говорить, что фильмы плохие. Но, извините, замечательные зарубежные фильмы сейчас тоже валятся, получается, что не идет даже приличное кино.

Березин О.: Я понимаю, но мы говорим только о поддержке проката национальных фильмов. Почему государство, условно говоря, должно заниматься поддержкой проката «Пиратов Карибского моря»?

Дондурей Д.Б.: Нет, мы говорим о субсидиях для кинотеатров.

Березин О.: Субсидии кинотеатрам – только для маленьких городов. У нас 824 города в стране с населением от 10 до 100 тысяч, где нет ни одного кинотеатра. И 346, где они есть. Вот этим 824 по идее надо помочь.

Ивлев Г.: Но речь же идет о больших сетях. Реально большие предприятия, которые реально воруют деньги, или, скажем корректно, не добирают.

Березин О.: Ну, это вопрос же уголовный, на самом-то деле.

Дондурей Д.Б.: Только мы с ним уже много лет ничего не можем сделать. И их еще субсидировать?

Березин О.: Как минимум, поставьте контрольно-кассовый аппарат в каждом кинотеатре. Его же нет. Почему маленький магазин должен иметь контрольно-кассовый аппарат, а кинотеатр нет?

В общем, сам механизм, который мы предлагаем, это стимулирование проката российских фильмов. Подробнее о нем можно будет прочитать на сайтах. Единственное, что я хочу сказать, что эти программы внедряются у нас в стране зарубежными прокатчиками, зарубежными дистрибьюторами в отношении зарубежных же фильмов. И вот это будет влиять на прокат национального кино. Потому что кинотеатр, который получает, условно говоря, компенсацию или стимулирующую поддержку зарубежного дистрибьютора по модели VPF, естественно, будет заинтересован показывать, в первую очередь, тот фильм, за который ему идет какая-то дотация. И это тоже вопрос конкуренции. Ключевые дистрибьюторы заключают такие договора с ключевыми студиями. И тем самым делают для них прокат иностранного фильма коммерчески более интересным. Вся проблема заключается в том, что сегодня кинотеатр инвестирует свои деньги в развитие цифрового кинопоказа, а эту выгоду получает дистрибьютор, который не печатает кинопленку. Все цивилизованные страны решают этот вопрос, находя баланс между интересом дистрибьютора и кинотеатра, когда дистрибьютор частично компенсирует кинотеатру затрату на цифру.

Дондурей Д.Б.: Вопрос в другом. В отличие от российского кинопроизводителей, кинопрокатчики находятся в зоне реального бизнеса. Они спокойно могут не показывать сложное кино, что они и делают, а показывать кино коммерческое. При этом они получают субсидии от мейджеров, которые безустанно и очень профессионально развиваются последние 100 лет по всему миру. Естественно, им это выгодно. Мы-то говорим о другом. О том, что в этой системе мы всегда проигрываем, независимо от того, производим мы хорошие фильмы или плохие. Вот и все. Поэтому надо говорить исключительно о том, что единственный сегмент здорового бизнеса, которым является кинопоказ, должен развиваться, но помогать ему государственными деньгами не обязательно. Это в состоянии сделать дистрибьюторы. При этом помогать мировым мейджорам уж точно не надо, в отличие от дистрибьюторов сложного кино.

Ивлев Г.: Речь как раз и идет о том, что поскольку кинотеатры находятся в коммерческом поле, их можно заинтересовывать в показе российского, сложного кино, в том числе за счет стимулирующих мер. Потому что есть два варианта: либо мы стимулируем показ, либо мы начинаем вводить законодательные и другие ограничения.

Бондарчук Ф.С.: На самом деле, вся эта яркая дискуссия и происходит из-за того, что нет окончательного решения по единому билету. А пока все нервничают, что эта система не работает. Мы идем дальше, не решив принципиального момента.

Березин О.: Как раз хотел добавить два слова по ЕАИС. На мой взгляд, эта система требует уточнений. На сегодняшний день я как правообладатель уже месяц жду, когда нас зарегистрируют в этой системе, чтобы посмотреть данные, которые мне интересны. И второе, чего я вообще не нашел ни в каких законах: на сегодняшний день система абсолютно не оговаривает ответственность оператора за передачу данных. То есть когда я как правообладатель получаю из системы данные, я должен быть уверен в их достоверности, что еще и оператор случайно не перепутал нолик с единичкой. И это тоже требует разработки. Спасибо большое.

Ведущий: Спасибо, Олег. Предложения актуальны, мы, конечно, включим их в проект резолюции нашей конференции. И, прежде всего, предложения Олега сводились к тому, что у нас сегодня дефицит экранов: 2500 залов на всю нашу страну, естественно, не в состоянии решить задачи всей отрасли. И, конечно же, очень важно стимулировать процесс строительства новых кинотеатров, который пока находится в состоянии стагнации. За 15 лет у нас естественным образом было построено чуть больше 800 кинотеатров, построено, реконструировано и запущено. Но сегодня эти темпы существенно снижены, и исправлять эту ситуацию нужно с нескольких сторон. Именно для этого мы вырабатываем стратегию, чтобы посмотреть на этот вопрос со стороны государства, дистрибьютора и производителя. И, конечно, с учетом интересов кинотеатров. Таким образом мы выстроим системные механизмы решения задачи. Вячеслав Тельнов, Министерство культуры, департамент кинематографии.

Тельнов В.: Спасибо. Добрый день, уважаемые коллеги! Хочу поблагодарить своих коллег, представителей власти за очень интересные выступления, актуальные и эмоциональные. Это то, что способствует обратной связи и нашему общению. В своем же выступлении я постараюсь рассказать о деятельности департамента кинематографии, о том, какие задачи он уже решает, и что еще предстоит сделать. Начну, пожалуй, с самого популярного направления нашей деятельности, а именно с механизма выделения бюджетных средств организациями кинематографии на производство кинофильмов. Как вы все прекрасно знаете, в настоящий момент Министерство культуры не является монополистом в этой области. Сейчас за Министерством закреплены сфера дебютного, авторского, неигрового, анимационного кино. Наше сотрудничество с Фондом происходит без предсказываемых кинематографической общественностью конфликтов. Работаем мы слаженно, открыто, как и подобает организациям, имеющим общие интересы и цели. Вообще такое разделение сфер деятельности представляется хорошим ходом для оптимизации возвратного механизма. Уверен, что со временем коммерческое кино достигнет такого уровня, когда оно будет приносить серьезную прибыль и, тем самым, можно будет полностью отказаться от государственной поддержки этого направления кинематографа. Государство же должно только способствовать выработке этого возвратного механизма, что сейчас, как мне кажется, является самой важной задачей. И есть предложение в ближайшее время провести подобную конференцию. Здесь очень много проблем, и эти проблемы надо решать. Возвратный механизм – это, собственно говоря, то, для чего создавался Фонд. И мы должны хотя бы нащупать эти механизмы и решать задачи вместе с вами – кинематографистами.

Теперь о том, чего бы хотелось. Способы выделения государственных средств на те или иные проекты всегда вызывали критику, недовольство тех, кто по какой-то причине не входил в число их получателей. Но при этом дальше слов о том, что система несовершенна, дело никогда не заходило. Придумать идеальную и максимально объективную схему почему-то ни у кого не получается. Правда сейчас департамент совместно с профессиональными творческими организациями и общественными объединениями работает над поручением Председателя Правительства Российской Федерации, данного по итогам встречи с деятелями театра и кино в Пензе 29-го апреля этого года. Оно касается совершенствования механизма отбора проектов авторских и дебютных фильмов, а также проектов фильмов для детей и юношества. Тем не менее, существующий на сегодняшний день механизм, при котором деньги распределяются на основании рекомендаций экспертной комиссии, мне представляется вполне жизнеспособным и главное – объективным. Во-первых, в состав комиссии входят авторитетные кинематографисты разных поколений и эстетических пристрастий. Во-вторых, нам удалось добиться прозрачности их работы.

Вопросы совершенствования работы экспертных советов были затронуты на недавней встрече Президента Российской Федерации с деятелями культуры, по итогам которых были даны соответствующие поручения. В этой связи необходимо отметить, что работа экспертов совета Минкультуры стала более динамичной. Произошла ротация состава экспертных комиссий. В наиболее объемных направлениях, в частности неигрового кино, был увеличен экспертный состав комиссий с учетом предложений творческих союзов кинематографистов и общественных организаций. Комиссия по анимации недавно закончила свою работу. На основании ее решения министерством будет поддержано 50 короткометражных анимационных фильмов и сериалов. А во второй половине дня мы подведем итоги работы неигрового кино. Для справки хочу сказать, подано 1300 заявок. И по игровому кино было подано 228 сценариев. Из них экспертным советом будет отобрано лишь семь. Кстати говоря, в последующем конкурсе по игровому кино мы используем предложения самих кинематографистов, родившиеся в недавно созданном, но уже активно работающем общественном совете при Министерстве культуры Российской Федерации. Перейдем на двухступенчатый отбор. То есть сценарии, набравшие большинство голосов экспертов, пойдут в дополнительную экспертизу, дабы финансирование получили действительно лучшие из лучших.

В настоящее время департамент принимает активное участие в разработке государственной программы 2012-2020 годов, хотелось бы, чтобы наше предложение о разделении финансирования производства в отечественной кинематографии по тематическим направлениям было поддержано. Тем самым мы сможем уделить большее внимание, к сожалению, не очень популярным среди кинематографистов видам кино. Таким, например, как детское или, скажем, кинолетопись, развитие которых мы всячески пытаемся восстановить. Ведь на протяжении многих десятилетий этот вид неигрового кино активно развивался во всех уголках России, но потом от него почему-то решили избавиться, что, я убежден, абсолютно неверно. Ведь поддерживая кинолетопись, мы тем самым поддерживаем регионы. А это одна из задач, содержащаяся в послании Президента Российской Федерации. Кроме того, именно благодаря кинолетописи мы и наши потомки будем знать, как на самом деле живут россияне, об их радостях и проблемах. Вместе с тем, остро стоит задача решить вопрос с его прокатом, так как интерес зрителей к этому виду кинематографа в последнее время существенно возрос. В настоящий момент Минкульт и, прежде всего, наш департамент активно участвуют в продвижении инициативного проекта Федора Бондарчука и Эдуарда Пичугина «Кино Сити», который предусматривает строительство 250 современных кинотеатров в средних городах России. Но, к сожалению, проблему показа неигрового кино он, полагаю, не решит.

Одним из важнейших направлений деятельности также является международное сотрудничество, куда входит пропаганда отечественного кино за рубежом, увеличение числа фильмов, созданных в копродукции с другими странами, образовательные программы. Мы, конечно, очень рады и поддерживаем, что сейчас происходит реорганизация в этой области, и мы возлагаем большие надежды на новое руководство Совэкспортфильма, которое себя хорошо зарекомендовало на прошедшем в Каннах большом количестве мероприятий. И мы наемся, что это направление будет развиваться и мы – департамент – будем всячески это поддерживать. Серьезным и важным прорывом для российского кино в этой области также является присоединение с 1 марта 2011 года Российской Федерации к Европейскому фонду «Евримаж», занимающемуся поддержкой совместного кинопроизводства и проката кинематографических и аудиовизуальных работ. Став членом «Евримажа», Россия получила доступ к механизмам совместного кинопроизводства, а также к европейскому прокату. Также в нынешнем году будут подписаны межправительственные соглашения о совместном кинопроизводстве с Германией, Чили, Азербайджаном. А 12 июля на втором Международном кинофоруме кинофильмов в Санкт-Петербурге состоится подписание министрами культуры России и Франции соглашения, касающегося создания Российско-Французской киноакадемии, об идее создания которой говорили в прошлом году президенты России и Франции в ходе Санкт-Петербургского экономического форума.

Конечно, в своей деятельности департамент кинематографии сталкивается с массой проблем, решение которых значительно облегчило бы жизнь кинематографистов. Так, например, уже больше года мы бьемся над устранением удивительного законотворческого казуса, в результате которого субсидии, полученные организациями кинематографии Министерства культуры, облагаются 20% налогом на прибыль. Согласитесь, это крайне странно, ведь при и так небольших бюджетах в таких затратных сферах, как например, анимация, уплата этого налога существенно сокращает возможность создания качественного продукта. Этот вопрос уже озвучивался на самых высоких уровнях, и надеемся, что в ближайшее время он разрешится. Тем более что со своей стороны департамент еще в марте разработал законопроект по внесению соответствующих изменений в налоговый кодекс. Он получил одобрение в Минэкономразвития и теперь дело за Минфином. На прошедшем в феврале этого года заседании правительственного совета кинематографии было принято решение о внесении изменения в бюджет с целью увеличения размера субсидий на производство, прокат и продвижение фильмов для детей и юношества. А также учебных фильмов. Но, к сожалению, пока это остается только на бумаге. И важный момент, на котором я хотел бы особо остановиться, это имущественные отношения. Еще три месяца назад я был директором студии Ленфильм и знаю, какие проблемы с этим связаны. 1995 год, я считаю, принес катастрофические последствия для государственных студий. Как вы все знаете, произошло разделение фильмофонда и акционирование имущественного комплекса киностудий. Киностудия Мосфильм пошла своим путем, и, как оказалось, правильным. То есть от студий были отсечены фонды, основные источники доходов киностудий. И могу сказать, что такие бренды, как Киностудия им. Горького, Ленфильм, Свердловская киностудия находятся в очень тяжелом состоянии. И, конечно, было бы большим подспорьем, если бы фонды оставались на киностудии. Я уже не говорю о студиях неигрового кино. Поэтому это серьезный вопрос, и я буду им заниматься, разбираться вместе с аппаратом правительства.

В заключение хотелось выразить мою глубочайшую убежденность в том, что все стоящие перед департаментом кинематографии задачи и проблемы решаемы, особенно консолидированными усилиями государственных структур и общественности. Разработан ряд конкретных предложений. О некоторых я уже сказал. Еще хотел бы остановиться на необходимости решить вопрос создания в городах России отдельных кинозалов, специализирующихся на показе неигрового кино. Для увеличения присутствия в прокате российских фильмов предполагается выработать механизм предоставления субсидий кинотеатрам, осуществляющих показ российских игровых, неигровых, анимационных фильмов, что позволит кинотеатрам компенсировать часть расходов, связанных с их показом. Министерство, Департамент кинематографии, уже разрабатывает и принимает оперативные меры по исключению возможности предоставления демонстраторами недостоверной информации о реализованных билетах в единую федеральную автоматизированную информационную систему. И еще хотел бы вернуться к кинолетописи. В государственной программе 2012-2020 годов одним из направлений предусмотрено финансирование созданий кинолетописи региональными студиями, что будет способствовать созданию киножурналов и альманахов. Считаю, что это направление надо поддержать. Спасибо.

Ведущий: Спасибо, Вячеслав Николаевич. На нашей конференции мы вырабатываем ряд рекомендаций, в том числе для Министерства культуры, и очень рассчитываем, что в своей новой должности вы будете оказывать активную поддержку нашей отрасли, а также будете принимать активное участие в работе наших экспертных групп и в дальнейших конференциях. Сергей Михайлович Сельянов, пожалуйста. Кинообразование для кинематографистов и для зрителей.

Сельянов С.М.: Вопрос скучный, образование. Ничего тут не воруют, потому что пока нечего. И, как справедливо заметил Сергей Толстиков, действительно нет никого, кто решил бы эти вопросы за нас. Вопросы образования стратегические. Вообще интерес Ассоциации теле- и кинопродюсеров к площадке форума «Кино России 2020», прежде всего, связан с возможностью обсудить и проработать именно стратегические вопросы. Социология, кредитование, страхование и, бесспорно, образование – это те вопросы, которые не решить за день. Ассоциация продюсеров работает над этой темой вместе с Фондом, Министерством культуры в лице присутствующего здесь Вячеслава Тельнова и Екатерины Эдуардовны Чуковской. Мы уже достигли какого-то консенсуса, поняли, как и что надо делать, вопрос, в общем, в обеспечении этого процесса деньгами. А еще – в понуждении какого-то количества людей, которые сейчас отвечают за кинообразование, чтобы они проявили в этом вопросе активность. Чтобы вопрос модернизации альтернативных видов кинообразования не был для них какой-то досадной необходимостью, от которой надо не то отмахнуться, не то отчитаться и тут же забыть. Чтобы они услышали живой крик индустрии. Он не такой яркий, как в случае с воровством денег из кассы, но он более нутряной, более существенный. Так уж получается, что я этой темой теперь занимаюсь и, видимо, пожизненно. Я не буду повторять сейчас те тезисы, которые я уже несколько раз озвучивал. Очевидно, что образование – это фундамент. То, какой будет страна, будет зависеть от образования. В области кино – то же самое. Мы в ассоциации расширили и усилили группу, которая занимается этими вопросами. Сейчас мы будем продолжать диалог с теми площадками, которые готовы нас в этом вопросе услышать. Заказ индустрии в этом смысле.

В схеме моего доклада упомянуты и зрители, которых мы также должны образовывать. Это для меня новость, до сегодняшнего момента я не знал, что мы еще и за зрителей должны отвечать. Что-то в этом плане мы уже предложили. В ближайшее время мы собираемся опубликовать короткое внятное письмо к Министерству образования относительно образования школьников в зоне интернета. Это огромное новое пространство, которое фактически заменило двор все те радости, которые мы когда-то имели в своей жизни. Это целая жизнь, имеющая прямое отношение к аудиовизуальному контенту. В этом письме мы предложим Министерству образования ряд внятных мер и, хочется верить, что, как и любая внятная мысль, они будут с энтузиазмом восприняты министерствами и ведомствами и немедленно внедрены в жизнь. Спасибо.

Ведущий: Спасибо, Сергей Михайлович. Да, Денис Владимирович.

Денис Владимирович: Ты знаешь, что я не могу удержаться, когда ты это все говоришь, и я всегда найду, что возразить. Мне бы очень не хотелось, чтобы складывалось впечатление, что индустрия предлагает какие-то конкретные важные хорошие шаги, и сидит кучка злобных чиновников, которые препятствуют всему доброму, вечному. Это на самом деле не совсем так. Мы очень много говорим на тему образования. Проблема, конечно, колоссальная. Но хочу обратить ваше внимание, что не одно высшее учебное заведение в мире не функционирует исключительно на бюджетные деньги. Самые успешные ВУЗы от Гарварда и ниже имеют фонд целевого капитала, есть Совет попечителей, есть бывшие выпускники, которые помогают. Это то, чего в нашей стране нет и чего как-то не предвидится. Мы недавно проводили попечительский совет ВГИКа, очень тяжелая ситуация. И должен сказать, что даже выпускники, которые добились определенных успехов в жизни и заработали деньги, не спешат помогать своей альма-матер. Обычно Сергей начинает с проблемы сценариев – ВГИК не готовит сценаристов. И нам хотелось бы эту проблему перевести в публичную плоскость. Потому что наша позиция заключается в следующем. У ВГИКа есть определенный небольшой бюджет, можно, конечно, добавить к этим деньгам еще какую-то сумму, но мне кажется, что мы потратим на это гораздо больше усилий, чем если бы пошли другим путем. Что значит другим путем? Есть мейджоры – восемь компаний, из которых скоро останется семь. Кто-то говорит, правильные восемь компаний, кто-то говорит – неправильные, но дело не в этом. А в том, что назначенные государством мейджоры сами себя таковыми, похоже, не воспринимают. Вы получили по 250 миллионов бюджетных рублей в год, тогда как обучение одного студента ВГИКа на сценарном факультете стоит 70 тысяч рублей. Чтобы набрать курс из 10 человек или 20-ти, нужно полтора-два миллиона рублей. Но это выше крыши.

Сельянов С.М.: Не об этом речь, я готов набрать 10 студентов хоть завтра, но только в правильной системе с правильным менеджментом. Я, как и все члены Ассоциации, выступаем за двухлетнее дополнительное сценарное образование. Кто-то из нас больше заинтересован в телевизионном сценаристе, кто-то в – кинематографическом, кто-то – и в том, и в другом. Не вопрос. Важно то, куда положить эти 160 или 170 или 270 тысяч рублей. Существующая система образования недостаточно эффективна. Мы не призываем ее ломать, уничтожать ВГИК и все его сценарные достижения. Но нам нужна другая история, которую нам самим будет поднять достаточно сложно.

Денис Владимирович: Нет, понятно, что существует образовательный стандарт, его изменить или дополнить достаточно тяжело. Но вы же можете разработать свой стандарт, обучать студентов на свои деньги, а потом их же будете брать на работу. То есть их качество обучения будет вас устраивать. Кто же вам мешает? Это гораздо более простой путь, чем то, о чем постоянно говорится.

Сельянов С.М.: Получается охрана аэропорта «Домодедово» от террористов должна быть ответственностью хозяев аэропорта? Денис, ну как я могу все это построить, сделать то, о чем вы говорите? Образование людей – это государственная задача. Да, часть этого образования делается за деньги: самих студентов, неких благотворителей или неких заинтересованных лиц, вроде меня. И я с удовольствием готов принять часть этой ноши. И хочу это сделать. Но все это должно происходить в правильной системе, которую все-таки должны построить те, кто этим вопросом занимается. И для этих двухлетних дополнительных курсов нужно искать педагогов, которых у нас нет. Нет у нас школы. Усилиями Ассоциации продюсеров ее не создать, хотя всякого рода курсы мы, участники процесса, время от времени набираем и финансируем. Это вообще другой уровень задачи.

Денис Владимирович: Это должно быть встречное движение. Потому что если ты говоришь, что есть предложение, я не понимаю, почему его нет у нас на столе.

Ведущий: Одну секундочку, хочу добавить. Сегодня полным ходом идет реконструкция и организация системы образования в еще одном ведущем кинематографическом ВУЗе страны – Санкт-Петербургском университете кино и телевидения. Там учится около 6000 студентов, по размеру он аналогичен ВГИКу, может, даже чуть больше. Там есть и некоторые уникальные специальности – он все-таки кино и телевидения. Изначально этот ВУЗ был основан на базе ЛИКИ, Ленинградского института киноинженеров, поэтому технических специальностей там гораздо больше. Тем не менее, в течение последних шести месяцев была разработана образовательная стратегия и с помощью этих рекомендаций поменяли фактически весь ректорат. И сегодня эти процессы продолжаются. Второго июня успешно прошли выборы со 100-процентной явкой избирателей и 100% голосов поддержали кандидатуру нового ректора – Евменова Александра Викторовича, у которого есть несколько конкретных предложений для форума и конференции. Так что вопрос образования на сегодняшний день не только обсуждается, но и решается. Спасибо.

Сельянов С.М.: Денис, если говорить о конкретике, мы сейчас готовим около десяти площадок к тому, чтобы они подготовили свои предложения, представили свое видение этой реорганизации. Потому что кому-то все равно нужен стартаповский капитал, даже если речь идет о частных инициативах, кому-то просто нужны добавить денег на организацию этих дополнительных историй, особенно связанных с иностранным менеджментом, методиками и педагогами. Ассоциация проводит эту работу, как и Министерство культуры, в объеме тех денег, которые есть у них в этом и следующем году. Тема альтернативных форм образования в эту целевую программу «Кино России» пока не вошла, но, возможно, мы это тоже как-то сможем решить, чтобы наполнять ее деньгами. То есть ассоциация этим занимается. Вышеупомянутый Евменов может рассказать, сколько денег я вложил в создание у них кафедры продюсирования и скольких педагогов я сам туда приглашал и оплачивал. И какое количество дипломных и курсовых работ студентов сам финансировал.

Ведущий: Тем не менее, вопрос образования стоит остро, и мы его пытаемся решить. В том числе, вместе с вами. Екатерина Мцитуридзе, пожалуйста.

Мцитуридзе Е.: Когда мужчины заходят в такой штопор, наверное, должна выступить женщина. Очень логично, что мое выступление запланировано именно на этот момент. Я совершенно по-другому сверстала свой доклад. И он немножко коррелирует с докладом Даниила Борисовича Дондурея, потому что слово перезагрузка у меня употребляется применительно к международным отношениям и продвижению Российского кино. Но поскольку вы говорили об образовании, я отмечу, что у нас в российском павильоне в Каннах прекрасно прошел образовательный кампус, который проводили Аня Гудкова и Ирина Регер. Они и в рамках Кинотавра это делают. И, может быть, стоит прислушаться к этим девушкам, которые тоже собирают своими силами кампус, учебные программы, летние и более длительные, учебные институты. И у них очень много наработок, просто иногда это идет вразрез. Между тем это те маленькие дела, которые иногда могут вылиться в нечто гораздо большее.

Это, что касается темы предыдущего выступления, теперь позвольте перейти к моему докладу. Я хочу рассказать о структуре, которая будет формироваться на базе Совэкспортфильма, ребрендингом которого мы занимаемся. И, надеюсь, скоро она будет называться Роскино, после того, как совет директоров соберется и примет окончательное решение по этому вопросу. Я перечислю цели и дальше немножко прокомментирую. Эти цели ни для кого не составляют никакого секрета. Это формирование международного имиджа российской киноиндустрии, интеграция российских производителей кино в международную индустрию, формирование имиджа России как страны с возможностями сотрудничества по созданию совместных проектов. Продвижение российских фильмов в международный кинотеатральный прокат, а также на кинофестивали и премии, формирование имиджа России как страны с возможностями для привлечения иностранных съемочных групп, организации съемок на ее территории. Формирование имиджа российской индустрии, привлекательной для иностранных инвестиций в самых разных областях, от строительства кинотеатров до совместного производства фильмов. Вот, например, сейчас говорилось о проекте «Киноклуб», почему в нем не могут участвовать, например, иностранные инвесторы, если они поверят в то, что российская индустрия действительно развивается так, как мы об этом сейчас услышали. Я продолжу список наших целей. В их числе также формирование имиджа российской индустрии, привлекательной для российских инвесторов и для их участия в проектах международного формата. И, поверьте, сейчас у многих существует огромный интерес. Не проходит недели, чтобы ко мне лично, к каждому из сидящих за этим столом не обращались российские бизнесмены из самых разных, иногда довольно спорных и странных областей бизнеса, с предложением вложить деньги в кино. Когда спрашиваешь зачем, они, в основном, потупив глаза, упоминают Каннский фестиваль. А когда им честные люди говорят, что им не светит не то что Каннский фестиваль, но при самом хорошем раскладе даже «Кинотавр», они разочаровываются и идут к другим людям. А эти другие люди аккумулируют их деньги, дальше получаются те фильмы, которые не окупают пленки, как только что говорил Олег. Вот такой получается порочный круг.

Вот сегодня мы все ринулись говорить, что ко-продакшн – это наше будущее и наше счастье. И никто не вспоминает о том, что, на самом деле, это довольно успешно пройденный большой этап, который был прекрасно сформулирован, сформирован и структурирован в советское время. Я не хочу возвращаться к прошлому и механически перенимать то, что там происходило. Просто то количество фильмов, которые снимались в годы так называемого железного занавеса и составили золотой фонд нашего кино, нас всех, любую структуру, которая будет заниматься формированием, движением, структурированием этого совместного производства, обязывает оглядываться назад. И не стоит делать вид, что это происходит по-новому, с нуля и вообще все это только зарождается. Поэтому тему моего выступления я обозначила как «В ожидании нового Ватерлоо». «Ватерлоо», потому что это один из блестящих примеров копродукции. У нас были и другие успешные примеры – фильм «Синяя птица» Джоржа Кьюкора, снятый совместными усилиями Ленфильма и студии «20-й век Фокс» в 1976 году. Подумать только, это было уникально. Также была «Красная палатка», картина «Очи черные» Никиты Михалкова. Я уверена, мы вспомним очень много фильмов из относительно новых историй, тот же «Восток-запад» Режи Варнье с Олегом Меньшиковым, Катрин Денев и многими другими блестящими актерами. И вообще, когда мы говорим о том, что начнем сейчас что-то делать, мне кажется, мы слишком сильно сфокусировались на проблемах. А мне кажется, надо говорить о том, что у нас много хорошего было и есть. У нас есть очень талантливые ребята. Три дня назад проводила встречу в форме мастер-класса в вышеупомянутом Санкт-Петербургском университете кино и телевидения. До меня с ними занимался Федор Бондарчук, многие другие. Это был уникальный опыт, потому что эти ребята задавали мне вопросы гораздо более острые, чем звучат на нашем сегодняшнем собрании. И эти ребята спрашивали, почему в российском прокате проваливается «Социальная сеть», «Железная хватка». Почему российский прокат – единственный в мире, в котором провалился фильм «Король говорит». Это фильм, заработавший большие-большие миллионы во всем мире. А мы говорим о нашем кино.

Сегодняшние глобальные лидеры ввели новый термин, который разработан шведским институтом политологии, – взаимозависимость. Не независимость, которая, конечно же, всегда альтернатива зависимости, а именно взаимозависимость, синергетическая работа, когда все решают общие задачи, задают общие направления и движутся к общей цели, как сидящие за этим столом. Тогда все задуманное получится. Нам нужно полюбить себя, как те же вышеупомянутые французы, которых все время приводят как правильный пример. Потому что французы любят себя, они уважают свою культуру, которая также велика, как и русская. Тогда продвижение любого нашего продукта, и имиджа русских в целом в мире будет происходить гораздо легче.

Более детально о системе продвижения международного российского кино в мире я предлагаю поговорить в рамках Московского кинофестиваля, мы вчера с Леонидом Верещагиным договорились, что 26 июня мы проведем в гостинице «Украина» специальную сессию такого плана, организованную при активном участии Первого канала. Возможно с участием форума «Кино России 2020». Модератором выступит Константин Львович, потому что это он решил, что уже назрела пора всем нам собраться и предложить нечто конкретное. Каждый в глубине души уверен, мол, пришла такая (имея в виду меня), посмотри, что она сделает. Я не хочу, чтобы было «посмотрим», я хочу, чтобы мы вырабатывали решения все вместе, ведь один в поле не воин, а «мы» – это гораздо лучше, чем «я». Спасибо.

Ведущий: Спасибо, Екатерина. Ренат, пожалуйста.

Давлетьяров Р.Ф.: Меня специально после Мцитуридзе поставили? Ярко оделась, с хорошим макияжем. Теперь мне на ее фоне приходится выступать на тему, которая так сформулирована нашими модераторами – «Рентабельность и конкурентоспособность как ключевой фактор». С болью в голосе должен констатировать, что тема моего выступления – то, чего не существует в российской киноиндустрии. Но я, с одной стороны, говорю иронично, с другой стороны, действительно с болью в голосе, потому что я возглавляю одну из киностудий, и меня это касается в первую очередь. Но, говоря об этих вещах, о рентабельности, о конкурентоспособности, мы не можем не говорить о ключевых системных вещах, существующих в российской киноиндустрии. Как бы мы не акцентировали то, что в России в целом и в российском кинематографе в частности у нас рыночная экономика, государство было, есть и остается ключевым игроком-инвестором российской киноотрасли. Но мне кажется, здесь очень важно определиться с другим, что государственную поддержку мы должны рассматривать не как безответственную трату денег, халяву, а как, я бы сказал, некую компенсацию за несовершенство того рынка, который мы имеем на сегодняшний день. Здесь можно много говорить и о том, по поводу чего выступал Федор Бондарчук – о введении системы электронного билета. Но существуют и гораздо более серьезные вызовы, например, интернет-проблема, которая, так сказать, миллион раз обсуждалась на разных форумах, на разных уровнях, включая уровень Государственной Думы, но пока в этой области нет разрешения, в результате чего кинопроизводители несут колоссальные потери. И это напрямую влияет на рентабельность, конкурентоспособность, как ключевой фактор развития киноотрасли.

Я возвращаюсь к тому, что и в данных условиях государство, конечно, является ключевым инвестором, потому что эти деньги являются компенсацией за названные мной несовершенства. Не хотелось бы, но придется упомянуть о том, что при разработке модели государственного финансирования, Гильдия продюсеров и я лично открыто выступали против этой, на мой взгляд, совершенно не рыночной модели. Но в данном случае приходится говорить о том, что распоряжением правительства она была принята и является сегодняшней данностью в виде закона, поэтому мы должны жить в тех юридических и законных рамках, которые были установлены государственным органом управления. К моему удовлетворению мы на протяжении этого полугода провели несколько рабочих консультаций в Фонде поддержки кино по уточнению этих критериев, какие-то вещи были услышаны и, насколько я понимаю, приняты к исполнению, внесены в эти правила игры, какие-то нет. Рано или поздно мы придем к тому, чтобы измерять эффективность компаний, получивших господдержку, то есть эффективность траты государственных денег. Я не верю, что мы не готовы к этому, просто здесь, возможно, нужно немножко подкорректировать свои подходы к аналитике. Это касается сведений о кассовых сборах. Я бы с легкостью назвал вам пять-шесть известных картин, где были просто бесстыдно приписаны деньги в кинопрокате. Я думаю, что все коллеги об этом знают или догадываются в той или иной степени. Но это обратная сторона. С одной стороны, мы возмущаемся, и справедливо, утратой кинотеатрами прибыли, с другой стороны – не обращаем внимания на такие факты формального завышения. На сегодняшний день у нас записано, что данные о кассовых сборах мы берем в открытых источниках, что, на мой взгляд, не совсем правильно. Я считаю, что можно установить какой-то алгоритм подсчета, как то предоставление банковских документов, заверенных налоговыми органами. И тогда картина, уверяю вас, будет подкорректирована. К сожалению, приходится говорить о рентабельности и конкурентоспособности не как о модернистских методах управления производством, формирования бюджетов и так далее. Кстати, я хотел отреагировать на реплику Олега по поводу установления тарифов. На моей памяти, а я в Гильдии продюсеров состою с 1995 года, производственная комиссия десятилетие пыталась установить тарифы на то, сколько будет получать актер дядя Вася, хороший актер будет всегда получать меньше, чем плохой. Это тоже субъекты рынка, и каждый хочет себе взять лучшего ассистента по фокусу, а он не может стоить столько, сколько плохой. И, честно горя, раньше я считал, что мы должны системно переламывать ситуацию по снижению роста тарифов заработной платы. Вынужден констатировать, что я, скорее всего, ошибался и что добиться этого, похоже, невозможно. Потому что у них существуют свои профсоюзные расценки и невозможно примириться с тем, что хороший специалист и плохой специалист будут получать одинаковые суммы. И я с большим скепсисом отношусь к работе существующей в нашей Гильдии комиссии, которая призвана заниматься этим направлением.

Это все, что касается, собственно, себестоимости картин. Как вы видите, в основном приходилось говорить о государственных деньгах. И вот еще что хотел сказать. Это очень отрадный факт, что такая программа по постройке кинотеатров в малых городах, наконец-то, осуществляется в России. Это можно категорически приветствовать. Потому что, на мой взгляд, здесь речь идет не только о возвратных механизмах, но, в общем, и о некой равной социальной среде. Почему жители малых городов не должны смотреть «Пираты Карибского моря», как жители Москвы и Петербурга? Однако, на мой взгляд, тут нужно задуматься вообще о другом. Да, мы можем запустить достаточное количество залов в обозримом будущем, остается только задать вопрос: а что мы будем смотреть? 99% американского кинематографа? Может быть, нужно задуматься над вопросом, а вообще что мы снимаем. Может, мы зациклились на некоей самоидентификации? Но, друзья мои, мир стал более информационно проникаемым, и во всем мире уже выработаны стандарты зрелища. Я думаю, что Голливуд – №1 в индустрии не только потому, что во все времена он был обращен лицом к людям без снобистского пафоса. Может, хватит тешить себя иллюзией, что фильмы Тарковского или Бергмана станут продуктом массовой культуры? Они шли параллельно и будут идти параллельно. Вопрос о том, что нам снимать в области мейнстрима, массового зрелищного кино – это тема отдельных последующих форумов. Спасибо!

Ведущий: Спасибо, большое, Ренат. И сейчас хотелось бы рассмотреть один из актуальных, тяжелых, не совсем популярных вопросов, об отчислении авторских вознаграждений композиторам. То есть тех отчислений, которые у нас составляют сегодня 3% с оборота кинокассы. На данный момент здесь существуют некие механизмы и сегодня мы планируем внести предложения по их изменению. Во-первых, выступить с предложением о снижении этого налога, во-вторых, может быть, предложить даже какие-то новые меры или методы. Дмитрий Казуто, руководитель «Киноальянса».

Казуто Д.: Добрый день, от имени организации кинотеатров «Киноальянс» я бы хотел поблагодарить организаторов этого форума «Кино России 2020» и лично Эдуарда Пичугина за ту колоссальную работу, которую он проводит с целью выработки консолидированной позиции отечественной киноиндустрии относительно стратегии ее развития. Одним из примеров эффективной работы разных сегментов отечественной киноиндустрии, представленных кинотеатрами, «Киноальянсом», продюсерами, Ассоциацией и Гильдией продюсеров, является выработка единой позиции относительно скорейшего решения одной из главных проблем, препятствующих развитию кинотеатров в нашей стране. Речь идет о необходимости незамедлительного изменения ставки базы расчета дополнительного вознаграждения композиторам за публичное исполнение музыки при демонстрации фильмов в кинотеатрах. Для краткости я буду называть далее «композиторское вознаграждение». Профессиональные организации киноиндустрии обратились к правительству России с предложением принять соответствующее постановление об изменении ставки базы расчета данного вознаграждения следующим образом. 0,3% от общей суммы сбора с продажи билетов, но уменьшенные на сумму, фактически отчисляемую кинотеатрами за право проката аудиовизуальных произведений в кинотеатрах. То есть, чтобы этот сбор взимался не со 100% кассовых сборов, а с той части, которая реально остается у операторов в кинотеатрах. Данное предложение официально поддержано Министерством экономического развития и Министерством связи и массовых коммуникаций. Необходимо отметить, что все композиторы получают вознаграждение за использование своих музыкальных произведений в кинофильмах в соответствии с договорами, заключаемыми с продюсерскими кинокомпаниями еще на стадии кинопроизводства. Таким образом, вознаграждение по итогам кинотеатрального проката является дополнительным. Правовая природа данного вознаграждения весьма противоречива, что приводит к бесконечным судебным разбирательствам. Оптимальным выходом из сложившейся ситуации является изменение ставки базы расчета, которая устанавливается постановлением Правительства РФ. Применяемые в настоящее время ставки в диапазоне от 1,5 до 3% являются самыми высокими ставками вознаграждения в Европе и в мире, в то время как в США – на крупнейшем кинорынке мира – указанный вид вознаграждения кинотеатрами вообще не выплачивается. Как известно, 50% общей суммы сбора кинотеатры выплачивают за право проката кинофильмов. Так как композиторское вознаграждение выплачивается в процентах от всей суммы сборов, кинотеатры вынуждены выплачивать от 3 до 6% фактически остающихся у них средств, поступающих со сборов от продажи билетов. При рентабельности кинотеатрального бизнеса в 10% и менее выплаты до 6% выручки от продажи билетов приводит к убыточности многих кинотеатров и невозможности приобретения кинотеатрами цифрового оборудования. Необходимо подчеркнуть, что приобретение цифровых проекторов уже не является для кинотеатров вопросом выбора. В ближайшие полтора-два года фильмы перестанут выходить в центральный прокат на пленке. Кинотеатры, которые не смогут провести модернизацию, будут вынуждены прекратить свою деятельность. Таким образом, продолжение применения действующих ставок и базы расчета композиторского вознаграждения идет в разрез с тезисом о необходимости интенсификации развития кинотеатрального сектора и удвоения количества современных кинозалов России, которые, как известно, был выдвинут в ходе последнего заседания правительственного совета по развитию отечественной кинематографии. В 2010 году в России введено в строй свыше 330 новых кинозалов, оборудование цифрового кинопоказа было установлено более чем в 800 кинозалах. На данный момент – уже в 1150. Суммарные инвестиции операторов кинотеатров в развитие цифровой модернизации только в 2010 году составили свыше 10 миллиардов рублей. Кинотеатры инвестируют в развитие, модернизацию, улучшение качества своих услуг все имеющиеся ресурсы, в том числе кредитные средства. Завершение цифровой модернизации и доведение количества кинозалов в России до 5 тысяч требуют новых многомиллиардных инвестиций. Изменение композиторского вознаграждения в соответствии с предложением российской киноиндустрии предотвратит сокращение количества действующих кинотеатров и придаст новый импульс инвестициям в расширении кинотеатральной сети и цифровой модернизации инфраструктуры кинотеатров.

И последнее. Рентабельность всей отечественной киноиндустрии напрямую зависит сейчас от успешной работы российских кинотеатров, реализация стимулирующих мер, направленных на поддержку инновационного развития и модернизации инфраструктуры кинотеатров, сохранение существующей кинотеатральной сети и введение в строй новых кинотеатров соответствует долгосрочным целям развития отечественной киноиндустрии как важнейшей части экономики и социальной сферы. У меня все.

Ведущий: Дмитрий, спасибо большое, мы обязательно учтем ваше предложение при разработке ряда рекомендаций, которые войдут в проект резолюции. А также сейчас от наших коллег прозвучали рекомендации. Вы представляете собой организацию объединения кинотеатров. И те жаркие дебаты, которые возникают вокруг техники, технологии внедрения электронного билета, как раз, наверное, во многом могут быть адресованы и к вам том числе.

Казуто Д.: Конечно.

Ведущий: Поэтому мы бы хотели в рамках конференции предложить вам представить к следующей конференции уже конкретный план реализации внедрения электронного билета в кинотеатрах. Вы, как руководитель ассоциации, я думаю, вполне способны воспользоваться своим правом и выступить.

Казуто Д.: Наша организация с самого начала, когда возникла идея ЕАИС, активно ее поддерживала и работала с Министерством культуры в части формирования соответствующей нормативной базы. Но все-таки необходимо сказать, что некоторые коллеги излишне драматизируют эту проблему. Надо отметить, что формирование нормативной базы было завершено только в мае. И, тем не менее, не дожидаясь этого, практически все театральные сети, все флагманы нашего кинотеатрального сектора уже давно отчитываются в ЕАИС. И сейчас проблема у нас только с подключением небольших региональных кинотеатров, но мы в тесном контакте с оператором ЕАИС, с Министерством культуры ведем активную разъяснительную работу. Так что мы, конечно же, поддерживаем эту инициативу.

Ведущий: Спасибо. Но, тем не менее, хотелось бы получить от вас какой-нибудь документ, в котором бы указывались конкретные сроки повсеместного внедрения этой системы во всех кинотеатрах вашего «Киноальянса». Спасибо большое, Денис Владимирович.

Денис Владимирович: Вопрос. Скажите, а есть какие-нибудь сведения о том, сколько РАО выплачивают композиторам. Какие суммы?

Казуто Д.: Известно только, что РАО 30% от всех сборов, так установлено законом, может оставлять на собственные нужды, на деятельность собственного аппарата. Я, честно говоря, не берусь судить о том, сколько РАО перечисляет композиторам, это дело РАО и композиторов. Но факт тот, что в нашем прокате доминирует американское кино, соответственно, 80% тех средств, которые РАО перечисляет композиторам, идут за рубеж. Это, так сказать, создает очевидный дисбаланс в отношениях с Соединенными штатами, например.

Денис Владимирович: Дело в том, что мы получили письмо из министерства культуры, примерно неделю назад, где была описана позиция федеральных органов исполнительной власти. Действительно Минэкономразвития поддерживает вашу позицию, у Щеголева нет возражений, Минфин сказал, что в сфере его компетенции с этим нет проблем никаких. Но поскольку РАО против, то этот вопрос требует дальнейшей доработки. Это официальная позиция Министерства культуры, я ее специально озвучил, потому что решать что-то необходимо, но видимо, придется разговаривать с РАО. И я подумал, может быть, есть какая-то статистика, сколько денег они выплачивают правообладателям.

Казуто Д.: Нет, наверное, это лучше запросить у самого РАО. Но дело в том, что, как я подчеркиваю, необходимость снижения этой ставки очевидна, потому что она действительно является самой высокой в мире. Даже льготная ставка в 1,5% – самая высокая в мире.

Денис Владимирович: Вы знаете, что поручение председателем правительства на эту тему было дано, и мы находимся так сказать в ожидании его выполнения Министерством культуры. Министерство культуры должно уже регулировать свои взаимоотношения с РАО.

Ивлев Г.: Я хотел сказать, что давайте еще послушаем Союз композиторов, который, конечно же, против такого предложения. Это тоже деятели культуры.

Ведущий: Тем не менее, вопрос, конечно же, очень горячий. Потому что все мы знаем, в Америке нет такого оборотного налога, то есть нет отчислений. Но, тем не менее, так или иначе получается, что большие средства выбывают из российской киноотрасли. Поэтому многие наши коллеги считают не совсем справедливыми существующие сегодня механизмы, которые требуют доработки. И также мы знаем большое количество композиторов, которые вообще ничего не получают, либо получают абсолютно несправедливые отчисления с помощью сегодняшнего механизма, который существует в РАО. Необходимо, наверное, со всех сторон рассмотреть предложение, и опять же учесть крики о помощи тех композиторов, которым вроде бы должны что-то перечислять, но вместо этого они не получают либо вообще ничего, либо сущие копейки. Словом, вопрос требует всесторонней доработки, рассмотрения и мы уже предлагаем ряд мер для его реализации. А сейчас выступит Илья Бачурин, руководитель нового современного проекта, всем нам хорошо известного и всеми ожидаемого – проекта «Главкино».

Бачурин И.: Спасибо за эпитеты и за возможность представить проект. Я думаю, что о нем уже многие присутствующие здесь знают. И, не смотря на ту сложную ситуацию, в которой находится киноиндустрия России, все-таки есть какие-то положительные моменты, которые возникают благодаря усилиям, прилагаемым к отдельным сегментам. Я постараюсь достаточно коротко рассказать проект, проиллюстрировав свой доклад картинками, чтобы было чуть-чуть веселее, поскольку времени с начала конференции прошло много. Надеюсь, что он все-таки относится к таким проектам, которые делают перспективы нашего кинематографа значительно привлекательнее, чем те, о которых я хотел упомянуть в начале своей презентации. Но, в силу того, что было сказано достаточно много точных, очень важных слов о кризисе, я на этой составляющей своего доклада останавливаться подробно не буду.

Важно начать, наверное, с того, что последняя большая киностудия в России начала строиться в 1927 году – это был Мосфильм. С тех пор кинопроизводство жило в тех условиях, которые были созданы на заре советской власти, и перебивалось подручными средствами, используя цеха заводов и массу разных, не свойственных для кинематографа возможностей, связанных с производством. Для того чтобы рассчитывать на изменения кинематографа, его лица в целом, наверное, не стоит также забывать про культуру производства, поскольку творческие люди, которые тратят на этот процесс огромную часть своей жизни, должны делать свою работу в комфортных условиях. Вот, собственно говоря, основная цель нашего проекта – создать такие условия, которые позволяли бы производить отечественное кино в условиях не худших, чем условия, предоставляемые западными киностудиями. Инициатором проекта является Федор Сергеевич Бондарчук, который собственно от ответственности в данном случае не уйдет, также как и в случае с «Кино Сити». К нему присоединился Константин Львович Эрнст. Я, управляя проектом, имею честь находиться в этой компании. Кинотелевизионный комплекс «Главкино» находится на 7-ом километре от МКАД по Новорижскому шоссе, и это мировая тенденция выносить кинопроизводственные комплексы за пределы крупных мегаполисов. Все-таки за городом работать значительно приятнее и правильнее. В случае, если для этого существуют такие условия как транспортная доступность. В нашем случае Новая Рига дает отличную возможность добраться до Останкино за 20 минут, до центра – за 15 минут. В ближайшем времени будут построены все развязки, что решит проблему пробок, так что ездить будет удобно. Собственно говоря, основные параметры – это те площади, которые мы строим и в перспективе позволят нам развиваться. Это 33 000 общих площадей и порядка 12-13 000 площадей съемочных, что позволяет нам сравнивать себя с Мосфильмом, даже в чем-то превосходя его по инфраструктуре. Конечно, Мосфильм за долгие годы, что называется, оброс «жирком». В то время как мы начинаем с павильонов, в которых на данный момент существует высокая потребность. Мы создаем некие уникальные опции, такие как павильон в более чем 3000 кв метров, аналогов которому не будет в Восточной Европе. Техническая высота его потолка – 18 метров, по коньку крыши – 24 метра. При этом кровля павильона имеет огромную несущую способность, что позволит подвешивать декорации, использовать любое подвесное оборудование. На мой взгляд, это очень важная опция, даже несмотря на то, что кино часто снимается без таких возможностей – любое оборудование можно поставить на землю и обойтись таким образом. Но подобное нововведение даст дополнительные возможности для кинопроизводства и точно будет востребована при телевизионном производстве. Важно сказать, что весь комплекс будет использовать только цифровые технологии съемки, при этом возможности снимать на кинопленку, безусловно, останутся: можно будет прийти в павильон, поставить пленочную технику и без проблем все снять. Но мы ориентируемся на цифровые технологии записи производимого на киностудии контента. Этот контент возможно будет мгновенно передавать по оптоволоконной линии связи в Останкино, что также делает более убедительными специальные телевизионные опции. Из того же самого трехтысячного павильона можно будет вести прямые эфиры и совершенно уникальные шоу, которые российское телевидение до сих пор не делало. В этом прекрасном павильоне можно без проблем снимать батальные сцены с пятью-шестью танками.

Сельянов С.М.: А сколько всего павильонов будет? Какие еще, кроме названного?

Бачурин И.: В общей сложности – 12, включая 200-метровую виртуальную студию, которая и не должна быть больше. Будет набор из трех тысячников, трех пятисоток, двух трехсотметровых, одного 150-метрового павильона, а также одной виртуальной студии. При этом мы также закладываем все возможности постпродакшна. Думаю, как раз пора перейти к картинкам. Уже сейчас построена большая часть комплекса и в ближайшие недели начнутся отделочные работы, после чего будет производиться инсталляция оборудования, его запуск и тестирование. К декабрю 2011 года мы будем готовы. После чего будет, очевидно, следующий этап, когда будут вводиться в строй дополнительные объекты, которые мы собираемся поставить на территории, благо она позволяет это делать. Я хотел бы сказать, что параллельно с рентным бизнесом, мы в рамках студии будем заниматься образованием. Это будет одним из направлений, дающих возможность молодым кинематографистам, тем людям, которым завтра делать российское кино, прийти, попробовать себя на стадии обучения. Мы взаимодействуем с ВУЗами, и в частности с питерцами, планируем большую программу, которая в ближайшее время будет доработана и анонсирована. Также, помимо обучения, помимо свойственных киностудии бизнесов, «Главкино» также снимает фильм, который не будет сейчас представлен на Кинотавре, поскольку идет съемочный период. Проект очень большой, представлять его без видео не хотелось бы. Мы сделаем его чуть попозже, скорое всего, осенью в Питере. Это картина «Август восьмого», режиссером которого является Джаник Файзиев, а продюсером – Федор Сергеевич. Вот, собственно говоря, картинки подошли к концу, спасибо за внимание.

Ведущий: Спасибо, Илья. Благодаря проекту «Главкино» у нас скоро появятся возможности снимать и создавать больше фильмов. И в этой связи один из самых актуальных вопросов –возможности дополнительного привлечения средств в это производство, которые открывает международный рынок. Елена Романова, руководитель международного департамента Фонда кино расскажет нам о конкретных предложениях, разработанных как раз для привлечения этих инвестиций и развития копродукции.

Романова Е.: Добрый день всем, уважаемые коллеги. В ходе сегодняшней встречи уже касались этой темы – необходимости интеграции России в международный кинопроизводственный процесс, и я хочу остановиться на ней более подробно, рассказать, для чего все-таки это необходимо, какие у Фонда есть инициативы, уже достигнутые договоренности и планы на будущее. Также хотела бы более подробно остановиться на том, что же все-таки мешает России быть полноценным участником кинопроизводственного процесса.

В рамках деятельности международного департамента Фонда мы решили сконцентрировать нашу работу, прежде всего, на развитии совместного производства России с зарубежными странами. Конечно же, как сказала Екатерина, у нас был потрясающий опыт, были замечательные картины – все это в прошлом. Но сейчас существуют более современные и более эффективны механизмы совместной работы над международными проектами. Есть также ряд продюсеров, которые давно и успешно работают в данном направлении, но их, к сожалению, не так много и результаты данных совместных работ спорны, иногда проекты очень интересны международной публике, но не прокатываются в России и наоборот. Так что же может дать развитие совместного кинопроизводства? Прежде всего, это налаживание производства с зарубежными партнерами, это доступ к зарубежным источникам финансирования, доступ к международным рынкам кинотеатрального проката. И, что особенно важно, это повышение качества и конкурентоспособности контента, производимого совместно. Фонд взял в своей работе, скажем так, модель деятельности европейских кинофондов по поддержке проектов совместного кинопроизводства, например, того же германского фонд. Наши коллеги доказали свою эффективность, потому что каждый вложенный кинофондом евро оборачивается шестью евро инвестиций. Есть также ряд достигнутых нами инициатив по работе с итальянскими продюсерами, как результат этой работы в этом году будут реализованы два проекта. Есть инициативы с нашими немецкими коллегами и мы, наверное, скоро объявим о создании фильма, когда совместное участие будет происходить на самых ранних стадиях работы над проектом. Также в рамках работы над созданием Российско-французской киноакадемии мы очень плотно работали с национальным центром кинематографии Франции. И достигнута предварительная договоренность о том, что возможно будет пересмотр требований к проектам копродукции, имеющим право на поддержку с французской стороны, что является, я считаю, большим прорывом в наших будущих взаимоотношениях с французской стороной. Тем не менее, есть ряд моментов, которые не дают России стать полноценным участником этого международного процесса. Прежде всего, это нежелание зарубежных кинопроизводственных компаний снимать на территории Российской Федерации. Хотя привлечение иностранных производственных киносъемочных групп оказало бы существенное содействие и росту киноиндустрии, и экономике страны в целом, и притоку иностранных инвестиций, и созданию новых рабочих мест, обучению и повышению квалификации местных кадров, а также в целом продвижению страны и регионов на международном уровне. Россия, к сожалению, проигрывает в этом процессе не только развитым кинематографическим державам, но и странам Восточной Европы, и нашим ближайшим соседям – Украине и Белоруссии, что особенно обидно. Непривлекательность России для иностранных продюсеров, прежде всего, обусловлена отсутствием финансовых стимулов, отсутствием программ по привлечению иностранных съемочных групп, высокими ценами на услуги, отсутствием информации о стране и состоянии киноиндустрии. И, как это ни прискорбно, языковым барьером. Очень мало кто и профессионалы высокого и среднего звена говорит на английском языке. С другой стороны, помимо того, что иностранные производящие компании не приезжают в Россию для съемок, существует более ужасающая ситуация – это отток российских продюсеров для реализации своих проектов за границу по тем же вышесказанным причинам. В результате мы имеем такую ситуацию, что фактически все громкие премьеры кинокартин, которые прошли в предыдущие годы, были сняты частично или полностью не на территории России. За счет чего это происходит? За счет того, что в странах Восточной Европы действительно работают целые государственные программы по привлечению киносъемочных групп на территорию данных стран, хорошо развита инфраструктура, существует щедрая система налоговых стимулов и льгот, выгодный курс доллара, более дешевая рабочая сила. У нас же получилось, что средства, выделяемые из государственного бюджета на поддержку национальной кинематографии, частично выводятся и осваиваются за пределами России. За несколько последних лет, можно прикинуть, что порядка 2,5 миллиардов рублей таким образом было реализовано не в России. Я считаю, что это достаточно серьезная проблема, помимо того, что наблюдается и падение имиджа страны как площадки для реализации проектов, и отставание от мировых кинопроизводственных процессов.

Так что же нужно для того, чтобы Россия действительно стала полноценным участником кинопроизводственного процесса? Во-первых, прямая государственная поддержка проектов совместного кинопроизводства на государственном и федеральном уровне, она должна быть частичной, по аналогии с европейскими фондами. Введение косвенной финансовой поддержки в виде привлекательных налоговых стимулов, таких, как налоговые льготы, налоговые возвраты. Например, в Венгрии, Чехии и Болгарии эта система работает очень успешно, и иностранные съемочные группы могут вернуть до 30% затрат, понесенных на территории страны. Также в Испании, Германии и Италии широко распространены налоговые льготы – размер существующий в них налоговой льготы достигает 25%. В Великобритании где-то 120 миллионов фунтов стерлингов годовых льгот позволяют вернуть в казну в три раза больше средств. В ряде стран кинопроизводство в принципе освобождено от налогов – таких как Индия и Малайзия. Что еще нужно? Создание институтов кинокомиссий, которые призваны оказывать организационно-финансовую, сервисную и другую поддержку не только на национальном, но и на региональном уровнях развития кинопроизводственной инфраструктуры. То, о чем также неоднократно говорили коллеги, в том числе представители регионов. Еще одна мера – налоговое льготирование иностранных инвестиций в киноотрасли. Нужно выровнять эту систему с существующей в Западной и Восточной Европе, где деятельность иностранных производственных компаний полностью освобождена от указанного налога. Также необходимо упрощение визовых и таможенных процедур. Мне кажется, если мы сможем реализовать озвученные меры, то Россия действительно сможет стать полноценным участником мирового кинопроизводственного процесса.

Ведущий: Спасибо, Елена.

Мцитуридзе Е.: Я хочу сделать одну маленькую ремарку. То, что сегодня есть технологии, это замечательно. И, безусловно, мы должны интегрироваться в «Евримаж» и другие прекрасные организации. Но при наличии железного занавеса, например, Сергею Федоровичу Бондарчуку ничего не помешало снять «Ватерлоо», после того как «Война и Мир», его же картина, снятая в России, с успехом прокатилась по всему миру, то есть во всех кинотеатрах мира. И она была признана одной из самых успешных прокатных картин, не только с художественной точки зрения. И студии голливудские предложили уже ему работать с ними на их территории. Поэтому на самом деле мы не открываем Америку с вами, мы должны просто поддерживать то, что уже было. Это очень важно. Спасибо.

Ведущий: Спасибо. А сейчас о создании индустрии анимации в современной России расскажет Константин Барнуков.

Барнуков К.: Добрый день всем. Получается, что я первый из выступающих, кто представляет самую незащищенную и забитую часть индустрии киноотрасли, потому что у нее очень много проблем, которые появились еще в 90-е с развалом системы распределительной системы финансирования. И, в общем-то, удержаться на плаву, сохранить советскую анимационную школу и выстроить современную удалось исключительно за счет, с одной стоны, господдержки, а с другой стороны за счет развития рынка рекламы и соответственно рекламной индустрии. Надо сказать, что значительная часть проблем анимационной отрасли сейчас подходит к концу. Я имею в виду, прежде всего, систему кинопроката, потому, что по сравнению с тем, какой она была даже в начале двухтысячных и тем, какой она является сейчас, лежит очень большая разница. В тоже время никуда не делась, наверное, основная проблема нашей индустрии – это невозможность прерывания детской анимации рекламой, что, естественно, целиком устраняет любой интерес к анимации со стороны телеканалов, как одних из основных потенциальных заказчиков. Вообще хотелось бы отметить, что, конечно, сейчас происходят очень интересные процессы. И, прежде всего, они связаны с возможностью прямых коммуникаций со зрителем и, с другой стороны, с коммуникациями продюсеров с художественными выразителями интересов аудитории. Интернет постоянно рождает своих кумиров, и некоторая их часть имеет свои интересы в области рисования и анимации. А потому одной из продюсерских задач становится отслеживание этих людей и предоставление им идеальных условий для творчества. Конечно, 99% подобного интернет-творчества никуда не годится, но раз в два-три месяца обязательно появляется какой-нибудь молодой человек или девушка, которые в домашних условиях создают нечто интересное. У оставшегося процента есть определенный коммерческий потенциал, который мы стараемся максимально разработать. Вообще широкое распространение среди молодежи социальных медиа и постоянное увеличение численности платежеспособной аудитории сетевых ресурсов способствует постепенному сращиванию и теле-, интернет- и киноаудиотории вокруг одного и контента. Собственно сейчас это – однозначная тенденция во многих странах. Успешные запуски видеохостингов (из российских можно отметить тот же Аурум), встроенная система взаимодействия с правообладателями в сочетании с ростом рынка интернет-рекламы показывают, что наша страна также движется в этом направлении. И конечно, в этом заключен основной вызов для всей современной российской анимации. При этом постоянное совершенствование программного обеспечения, позволяющее в онлайн-режиме отслеживать ход производственных работ, позволяет всем участникам инвестиционного анимационного проекта контролировать ход работ над проектом. К тому же на сегодняшний момент существует определенная финансовая прозрачность, я имею в виду хотя бы такой инструмент как банковский ключ наблюдения. И это, конечно, тоже очень важно.

Сейчас сложилась крайне удобная конъюнктура для комплексной поддержки анимации со стороны государства. Поскольку время доклада ограничено, я коснусь лишь пары пунктов. Прежде всего, мы видим возможность вхождения государства в компании в долевом участии 25,1%. Это позволило бы государству контролировать оба основных направления деятельности компании – и финансовые показатели, и соответствие планируемому и реальному производственному графику. Понятно, что напрямую входить в такого рода анимационные проекты государство не может. Поэтому, наверное, было бы правильно подобную деятельность замкнуть на Фонде, который централизованно занимался бы развитием анимационной отрасли в рамках всей киноиндустрии. Таким образом государство могло бы напрямую через совет директоров влиять на запуск социально значимых проектов, принимать участие в его разработке. Естественно, акционеры самих производственных компаний могут в штыки воспринять такое влияние государства. И, наверное, правильно было бы закрепить, если таковая инициатива будет как-то рассматриваться, возможность аукциона на выход государства с 30%-процентной, например, накидкой от суммы вхождения. Вторая мера, о которой уже давно говорят, это разрешение на прерывание рекламой детской анимации. Понятно, что у сложившейся ситуации есть свои причины. Недавно мы обсуждали ситуацию с нашим друзьями из компании «Пространство идей», это производители «Мульта личности» для Первого канала, и поддерживаем друг друга в той мысли, что наилучшим выходом из этой патовой для российской анимации ситуации стало бы создание в госструктуре органа, который бы аккредитовывал рекламодателей и при необходимости рекламные споты для показа в их рамках детских анимационных программ. Потому что, конечно, это – та самая часть, которая препятствует вниманию инвестиционных и венчурных фондов к самой индустрии.

Ведущий: Спасибо большое, Константин, извините, что прерываю. Но ряд вопросов, которые вы сейчас озвучили, они немножко спорны с точки зрения многих из присутствующих здесь наших коллег, поэтому предлагаю просто отдельно их рассмотреть и обсудить. А потом мы уже будем выносить на решение. И, конечно же, говоря про нашу отечественную анимацию, про детское, семейное кино, хотелось бы послушать Илью Попова – руководителя проекта и создателя нескольких брендов, в том числе «Смешариков».

Попов И.: Понимаю, что у нас мало времени, поэтому коротко обращу внимание на ситуацию с детским и юношеским кино в России. Ситуация, как и со многими другими вещами в стране, печальная, но не безнадежная. Первое, на что хочу обратить внимание – это то, что проекты для детей и юношества бессмысленно рассматривать в отрыве от семейного кино. В России уже не существует специализированных сетей детского кинопроката, а детских каналов – единицы. К тому же для современных детей границы между экранами кино, телевидения, компьютеров и мобильных устройств уже стерты. И все успешные проекты для детей развиваются во всех формах медиа и основой их успеха являются медийные персонажи. Поэтому дальше, говоря о кино, я больше хотел бы говорить о ситуации в целом с медийными персонажами и современными детскими киногероями. Трудно переоценить значимость влияния медиасреды на развитие детей. Есть хорошая показательная статистика, которая говорит о том, что в России средний российский ученик проводит в школе около 30 часов в неделю, а при этом на телевизор, кино, компьютеры, игровые приставки он тратит более 20 часов. Для современного поколения мультгерои давно стали воспитателями и проводниками в мир знаний наравне с родителями и учителями. И во многом на основании медийных образов у детей формируется манера поведения и духовные ценности, происходит процесс приобщения детей к российской культуре. И тут встает вопрос, как много среди детских киногероев российских персонажей? Практически в каждой развитой стране наряду с народным фольклором есть уже свои современные детские герои, на которых воспитываются поколения детей. Больше всего известных героев миру подарил, конечно, Голливуд. Перечислять их бессмысленно. В списке почти любимых киногероев любого российского школьника именно американские персонажи составляют большинство. Российских киногероев в этом списке практически нет. Да и откуда им взяться, если за последние пять лет в России вышло только 16 отечественных полнометражных анимационных фильмов и 9 полнометражных художественных фильмов для детей. Доля отечественных фильмов для детей по количеству от общего числа российских фильмов составляет в среднем 2%.

Показательна в этом смысле ситуация с мультгероями. По данным последних социологических опросов среди детей 4-12 лет, только 23 героя из 100 наиболее любимых ими мультперсонажей имеют российское происхождение. И из них лишь семь героев являются современными. Преодоление этих диспропорций является одной из важных приоритетных задач в развитии российского детского кино и анимации. И начнем, наверное, с позитивных моментов, а именно с того, что Россия является очень привлекательным рынком. Правда, пока в основном для иностранцев. С одной стороны, Россия является одним из самых емких рынков, занимая одно из первых мест в Европе по числу домохозяек с детьми. А сам рынок детских товаров и услуг уже достиг 14,5 миллиардов долларов. С другой стороны, у России полностью отсутствует ограничение на распространение зарубежной детской кино-телепродукции. Это является нехарактерным для большинства Европейских стран, где существует целый комплекс протекционистских мер в отношении национальных фильмов и телепрограмм для детей. Добавьте к этому слабую производственную базу и станет очевидно, что у иностранных компаний, охотно идущим в Россию, нет никаких стимулов для инвестирования в локальные российские проекты для детей и юношества. Но и иностранцам в России не так просто, чего стоит одна проблема пиратства. К сожалению, для российских компаний – это еще большая проблема, так как шансов купить проект на других домашних рынках у российских компаний попросту нет. А если к этому добавить непонятно кому нужные законодательные ограничения, о которых говорил Константин, а также отсутствие в России современной технической базы и системы подготовки профессиональных кадров, о чем говорил Сергей, то картинка складывается совсем не радостная. Но у нас в России, как известно, многое делается не благодаря, а вопреки. Поэтому в России продолжает работать множество компаний. Правда, вместе с этим сейчас в Россию приходит все больше и больше зарубежных игроков.

Мужчина из зала: Собственно, хотелось бы комментарий. За время существования компании, которую я представляю, на нас выходило четыре возможных новых акционера. Ни один из них не представлял российский капитал. То есть это достаточно грустная ситуация.

Попов И.: Да, и продолжая, если в России не произойдут кардинальные изменения в отрасли, через 5-7 лет российская анимация просто исчезнет, растворившись в потоке зарубежной кинотелепродукции. А российские дети и подростки будут воспитываться преимущественно на американских, европейских и азиатских героях. Из-за нехватки современных качественных российских проектов большинство анимационных фильмов и сериалов телеканалы и кинодистрибьюторы уже сейчас вынуждены закупать за рубежом. Очевидно, что необходимо создание новых российских детских героев, которые, выполняя функции социализации подрастающего поколения и приобщения к национальной культуре, должны быть при этом конкурентоспособными в современных условиях. Для формирования устойчивой привычки смотреть современное российское детское кино необходимо постепенно выйти на создание не менее 10-15 качественных семейных детских фильмов в год. То есть, по сути, необходимо увеличить число выпускаемых детских картин почти в пять раз по сравнению с результатом последних пяти лет. Для достижения этой цели необходимо развитие полноценной индустрии детского кино и анимации, включающей в себя не только производство и прокат фильмов, но и развитие смежных направлений. Теперь я хотел бы кратко перечислить шаги, которые необходимо сделать в данном направлении, в том числе с участием государства. Ряд мер, бесспорно, являются общими, ведь детского кино является частью отечественного кино в целом. И об этом сегодня уже много говорилось. Поэтому не буду останавливаться на этих моментах. Сюда относится и развитие всей системы кинопроката, и развитие системы специального высшего образования в сфере кино, и реальная борьба с видеопиратсвом, и поддержка дистрибьюции российского кино, и развитие системы совместного производства. Остановлюсь на некоторых важных моментах, относящихся конкретно к детскому кино и особенно к анимации. Во-первых, хочу обратить ваше внимание, что в российской практике не разработана система мер, стимулирующих каналы сбыта, тех, кто покупает детские российские фильмы и транслирует их на массовую аудиторию. Про телевидение и отсутствие интереса со стороны каналов из-за значительных ограничений рекламы уже говорилось. Однако и сами производители зачастую не стремятся добиваться присутствия своей продукции на экранах, зарабатывая, так сказать, на процессе производства. В то время как, например, во многих странах распространена практика премирования производителей за достижение высоких рейтингов на телеканалах. Решение этой задачи должно грамотно совмещать взаимосвязанные меры. С одной стороны, необходимо законодательно стимулировать производство и показ российского контента, с другой, необходимо развивать и активно поддерживать международный копродашн. Такие меры, как известно, показали свою эффективность во многих странах, включая Францию, Канаду, Австралию и многих других. Во-вторых, в части развития анимационной индустрии крайне актуальным является создание так называемых анимационных центров коллективного пользования, благодаря которым, к примеру, сначала Япония, затем Корея, а теперь и Китай завоевывают лидирующие позиции по производству анимации в мире. Нашей командой разработан проект создания в Москве, а на его основе и в других регионах России, так называемого дома анимации, который совмещает в себе и культурный центр, и образовательное учреждение для аниматоров, и бизнес-инкубатор для молодых проектов. В-третьих, основные усилия стоит направить на поддержку долгосрочных системных проектов с большим коммерческим потенциалом развития в смежных областях: телевидении, интернете, компьютерных играх, индустрии детских товаров и услуг. Ведь если будет успешно развиваться проекты, способные к самостоятельному бизнес-развитию, то они разовьют за собой и всю индустрию. И последнее, для достижения максимальных результатов необходимо объединить усилия или, как минимум, синхронизировать действия между всеми игроками отрасли, а также ключевыми, федеральными и региональными организациями, занимающимися поддержкой проектов для детей и юношества. Ведь сейчас эти действия, к сожалению, довольно раздроблены. А иногда и вовсе действуют прямые законодательные запреты на совместное финансирование детских проектов из некоторых государственных источников. И в завершение хотелось бы подчеркнуть, что реализация вышеуказанного комплекса мер способна не только возродить отечественную индустрию детского кино и анимации, но и заложить основы для эффективного самостоятельного развития отрасли в последующие годы. Спасибо за внимание.

Ведущий: Спасибо, Илья. И хочется сейчас отметить, что индустрия наша растет. По кассовым сборам мы перевалили планку 1 миллиард долларов, и сегодня многие вопросы уже решаем институционально. И мы хотели бы приглашать к сотрудничеству в решении многих вопросов, в том числе и изучения зрительской аудитории, те организации, которые на рынке уже присутствовали и зарекомендовали себя как лучшие эксперты в области измерения потребительского рынка. И в этой связи мы хотели бы послушать Андрея Милехина, генерального директора компании «Ромир».

Милехин А.: Я постараюсь покороче, моя тема – социология. Итак, три тезиса и три составляющих. Говоря о кино как о социальном институте, мы видим три компонента. Один – это сама индустрия, которая состоит из прокатчиков, производителей, всевозможных гильдий. И выступления, которые я здесь слушал, они совершенно замечательные, потому что фактически покрывают, наверное, все проблемы индустрии, которые обсуждаются, и обсуждаются достаточно продуктивно. Здесь есть и второй компонент в лице государства, к нему обращаются с просьбами. По мне, с ним нужно жить более параллельно. Но, тем не менее, государство откликается, чем-то кому-то помогает. Но вот третий компонент – общество и сама аудитория – практически отсутствует. И несмотря на то, что здесь сидят несколько уважаемых мной людей – социологов, даже они больше говорили об индустрии, о технологиях, о государстве. Я же считаю, что без гармоничного взаимодействия этих трех компонентов ничего не получится.

Говоря об этих компонентах, мне бы больше хотелось говорить не о проблемах, а о резервах. Ведь даже несмотря на отсутствие системной взаимосвязи с аудиторией, индустрия развивается, существует и, в общем-то, неплохо. В чем же основной резерв? Я понимаю, что сейчас на исследования всего того, что является киноиндустрией, тратится менее одного процента. И их проведение – это энтузиазм нескольких компаний, которые много делают, но я могу сказать, что этого явно недостаточно для того, чтобы понимать самое главное. А самое главное, это не только внутрикорпоративные проблемы, не только формирование госзаказа, который должен быть, как и в любом государстве, взявшем на себя определенные функции. Главное – это все-таки понимание социального заказа, из чего он состоит. Поэтому второй тезис – это технологии. Конечно, технологии этого понимания они существуют, их не надо выдумывать. Мы являемся представителями Gallup International, поэтому имеем доступ ко всем существующим технологиям, в том числе по изучению проблем киноиндустрии. А я скажу, это разные технологии. Американцы совершенно по-другому, нежели те же французы, исследуют все элементы кинопроизводства и кинопроката. У французов – уникальная и замкнутая система сопровождения фильма, которая начинается с тестирования синопсисов, кастинга и заканчивается прокатом. Но подходы у всех одни. Это исследование кинозалов, это исследование фильмов, это исследование аудитории. Можно дать другую классификацию. Это киностатистика, киноисследование, киноизмерение. И мне кажется, здесь ситуация в самом деле не безнадежная. Вы не представляете, насколько вы счастливые люди, что у вас эти пять лет издается «КиноСтатистика», ежегодник компании Movie Research. Когда мы начинали измерять телевидение, никто не мог сказать, сколько вообще существуют лицензий, сколько их на тот момент было выдано. А у вас как раз есть базовая информация. Но основной резерв – это, конечно, киноизмерение. Потому что пока не будет измерений, не придут большие деньги. Потому что нужны эти пресловутые GRP, SPP и, не к ночи сказано, ROI. Именно они позволят бизнесу понять, почему им нужен город с 12-тысячным населением. Ведь в этом городе есть целевые группы для Procter & Gamble и «Филипп Морис». В этом городе есть около 10 тысяч избирателей. Нужно понимать, что у нас больше 50% населения живет в малых городах и сельской местности. Но чтобы это продать, это надо правильно упаковать.

Ну и последний тезис. Да, одними технологиями ничего не решить. Основное сейчас – в совершенно новом мире найти какие-то новые ходы, новые решения. Только талант и пассионарность творцов и понимание глубинных потребностей аудитории дадут возможность прорыва. Не мнения аудитории, которое надо знать, но нельзя ему слепо следовать, а именно глубинных потребностей. Поэтому последний мой тезис – про сегментацию аудитории. Это очень важно, и об этом здесь вскользь упоминали. Мы, на самом деле, находимся в уникальное время в уникальном месте: у нас нет одной аудитории, у нас как минимум три аудитории. Есть одна часть – это неадаптированная к рынку часть населения, которая родилась в советском союзе. Это особая аудитория, и нельзя сказать, что она никому не интересна. Она интересна государству, потому что это активные избиратели. Она нужна производителю так называемых средств первой необходимости, потому что эти товары покупают все. Она нужна государству уже хотя бы потому, потому что последнее должно заботиться об этих гражданах, которые не интегрировались в новую систему экономики. Но это особая аудитория. Есть и вторая аудитория. Это люди успешные, которые родились в советском союзе, но вполне вписались в новую систему, это так называемый, хотя и очень странный, средний класс. У них свои потребности. А есть третья аудитория, которую мы вообще не знаем. Мы сейчас находимся в уникальное время, ведь именно сейчас 20-тилетние выходят в реальную взрослую жизнь, а они родились уже в другой стране, в другой формации. И то, чего мы пугаемся, для них – естественная среда обитания. И это, на мой взгляд, огромный резерв с любой точки зрения. Ну, например, программирование кинопоказа. На телевидении существует активное программирование. На телевидении немыслимо, чтобы показать американский блокбастер днем – аудитория другая. Да и вообще, кто сказал, что вот этим всем трем аудиториям нужны американские замечательные шедевры. Надо сказать, что как минимум одной, а то и двум большим частям нашей большой российской аудитории американские блокбастеры вообще не нужны. Ну, на этом я закончу. Большое спасибо, что пригласили выступить.

Ведущий: Спасибо. Говоря сегодня про современную киноиндустрию и про то, каким образом доставляется киноконтент и сама картинка непосредственно к зрителю, конечно же, мы говорим про новое современное оборудование. Про новые способы, которые сокращают стоимость доставки этой картинки и открывают зрителю доступ к отечественному кино, наряду с американским продуктом, с которым бороться очень сложно. Хочу предложить Александру Рубину рассказать о том, где мы сегодня находимся и чего нам нужно ждать.

Рубин А.: У меня короткая презентация на 84 слайда, поэтому мы сейчас быстро закончим. Я, правда, готовился, но с учетом времени и всей динамики, думаю, что не буду рассказывать весь свой доклад. У меня складывается впечатление революционного кружка. Мы обвиняем чиновников госаппарата, кинотеатры во всех наших бедах и все хором боремся за выделение господдержки в тех или иных областях. Правда, ну как-то совсем не интересно это слушать. Киноиндустрия, кинопоказ как таковой, развивается все эти годы. Я имею в виду большие города и большие сети, с которыми дела обстоят настолько прекрасно, что никакие дотации там точно никому не нужны. И никакая господдержка, надеюсь, туда отправляться не собирается. Мы, наверное, единственная страна в мире, которая за годы существования цифрового кинематографа добилась 47%-ой доли цифровых и 3D-залов в общей структуре внутреннего кинотеатрального рынка. И произошло это без каких бы то ни было дотаций, исключительно на деньги самих кинотеатров. Эти 1152 цифровых и 3D-залов из 2500 современных залов России созданы были кинотеатрами на свои собственные деньги безо всяких дотаций. Ура.

Ведущий: НДС государства все-таки участвует. Это существенно. Сегодня государство приняло решение обнулить ставку ввозной пошлины на цифровое оборудование.

Рубин А.: Ура. А искусство нумерологии, жонглирования цифрами точно совершенно не наш конек, поэтому я этим заниматься не буду. А если мы говорим о разработке стратегических направлений, то мы глубоко убеждены в том, что все должно развиваться рыночными механизмами, за исключением, может быть, тех отдельных проектов, которые требуют поддержки в малых городах, где действительно маленький кинотеатр не в состоянии окупить вложенные в него средства. Но начинание «Кино Сити» по строительству 250 кинотеатров, очевидно, недостаточный кусок и я бы видел задачу шире. Потому что прибавление даже 1000 кинозалов к существующим 2500 не решат никакой задачи кинопроката: не увеличат кассу в нашей стране настолько, чтобы окупались все кинофильмы. И двигаться нужно дальше. Надеюсь, что этот шаг и программа, которую мы обсуждаем, лишь первая часть большого пути. Надеюсь, он будет пройден в ближайшее время.

Ведущий: Александр, необходимое условие, чтобы рынок продолжал развиваться и строящиеся кинотеатры и сегодняшние сети продолжали программу развития. Таким образом, у нас, дай Бог, будет еще тысяча залов.

Александр Рубин: Я считаю, только рыночные механизмы способны это обеспечить. Что касается подпитки индустрии. В 2010 году на печать фильмокопий в стране (вдумайтесь в эту цифру) было потрачено порядка 50 млн долларов США. Только на печать фильмокопий, которые проживут 200 показов и будут немедленно выброшены, и на их доставку в кинотеатры. Мы обсуждаем поддержку мейджоров Фондом, а вместе с тем выделенная им сумма близка к тому, что было потрачено в прошлом году на утиль, на печать фильмокопий. Может стоить подумать о том, как построить механизм, который позволит и эти 50 млн долларов тоже направить в нужное русло. Продюсеры про это знают. Для того чтобы это произошло, мы делаем определенные шаги, и хотя времени мало, я расскажу о них коротко. С помощью наших партеров, компании «СТЭК.КОМ», мы поставили спутниковую станцию и занимаемся обкаткой системы спутниковой доставки сигнала. Это не сказка, не миф, а реально работающая система. Сзади меня стоит терминал, на крыше стоит антенна, мы уже сегодня двигаем к воплощению решения, позволяющие в течение нескольких часов передавать фильм в цифровом формате из некоей центральной точки в любой кинотеатр страны. В ближайшее время мы покажем уже работающий модуль, я надеюсь, это произойдет на следующей нашей конференции. Я надеюсь, этот способ доставки сигнала, значительно уменьшенное время его доставки и вся методология защиты контента по дороге будет соответствовать не то, что сегодняшнему, а даже завтрашнему дню.

Ведущий: Спасибо Александр. И в дополнение попрошу Эльмурода Расулмухамедова рассказать о новых предложениях по внедрению системы электронного билета.

Эльмурод Расулмухамедов: Мы сделали такую же спутниковую систему, как в Индии, и надеемся на повторение успеха на российской территории. Кроме того, две недели назад мы попали на круглый стол по ЕАИС, на который нас пригласил уважаемый Сергей Сельянов. И мы услышали про беды, связанные с распространением системы электронного билета. Соответственно, за две недели мы разработали автоматизированную кассу, которая позволяет так называемым малым кинотеатрам не тратиться на зарплаты кассиров. Мы ставим там терминал, и каждый может подойти и получить так называемые первые версии электронного билета. Планируется оснащение такого рода оборудованием всех малых залов. Я надеюсь, «Киноальянс» нам с этим поможет. Сейчас мы ведем переговоры с платежными компаниями, чтобы для кинотеатра этот терминал обошелся бесплатно. Ну и, кроме того, у нас есть предложение по выводу продажи билетов из касс кинотеатров в платежные терминалы, весьма популярную у нас систему приобретения различного рода услуг. Это решение в какой-то степени позволит снять проблему дистрибьюторов, ведь из платежной системы мы сможем напрямую возвращать деньги дистрибьюторам на еженедельной основе. И мы собираемся детально отработать это предложение, и на следующей конференции совместно с «Киноальянсом» и Александром Рубиным показать автоматизированные системы доступа в кинотеатр и контроля присутствия зрителей.

Ведущий: С обратной отчетностью, соответственно.

Эльмурод Расулмухамедов: С обратной отчетностью в передачи в ЕАИС, если успеем подключить. Если вы сейчас приобретете билет в терминале, то я вам на компьютере покажу отчет, который мы будем передавать в ЕАИС по тем стандартам, которые приняты. Кроме того, мы разрабатываем систему независимой телеметрии. Это когда с помощью веб-камеры фотографируется зал в начале и в конце сеанса с тем, чтобы потом сравнить это с информацией о проданных билетах и информацию о несоответствиях передать в правоохранительные органы. Закончить эту разработку мы планируем через три месяца.

Ведущий: Так что, уважаемые коллеги, вы видите, что электронный билет это не миф, это не сказка, вот он – существует. Спутниковые способы доставки киноконтента тоже абсолютная реальность. Не хватает только, наверное, доброй воли «Киноальянса» или тех кинотеатров, которые до сих пор еще не поставили абсолютно доступное оборудование. То есть на лампочки для проектора денег хватает, на аренду залов и прочие операционные расходы тоже, а на то чтобы поставить обычный компьютер и закачать в него абсолютно доступное программное обеспечение и тем самым подключиться к системе не всегда хватает либо желания, либо каких-то возможностей. Поэтому мы сообща хотели бы, так сказать, простимулировать Дмитрия Казуто и «Киноальянс», а так же все наши кинотеатры, которые до сих пор еще не подключились к электронной системе.

Казуто Д.: Ну, все кинотеатры, которые входят в Киноальянс, подключены. Мы как раз ведем речь о региональных, которые до сих пор не присоединились к системе. Я хотел бы указать на небольшую проблему с внедрением электронного билета, она связана с бланками строгой отчетности. Предлагаю внести в резолюцию необходимость проработки этого момента, поскольку электронный билет как таковой не совместим, к сожалению, с бланком строгой отчетности.

Эльмурод Расулмухамедов: У нас есть предложение по изменению министерских инструкций, мы уже это делали для нескольких рынков, в частности, для рынка авиационных билетов. Соответственно, от нас все предложения будут подготовлены. Спасибо.

Ведущий: Спасибо. Обязательно учтем этот момент в резолюции.

Уважаемые коллеги, дорогие друзья, благодарю всех за активное участие в конференции. У нас сегодня появился целый набор рекомендаций и предложений из зала от наших коллег, от наших друзей. Конечно же, в своей дальнейшей работе мы их обязательно учтем, учтем в проекте резолюции, который будет сегодня дополнен, доработан с учетом выступлений и с учетом предложений, которые поступили из зала. Озвучен документ будет завтра в 14:00 в зале под люстрой. Так же хочу сказать, что сегодня в зале среди наших экспертов присутствуют руководители региональных министерств. Ведь наша страна состоит не только из Москвы, Санкт-Петербурга и 11 городов-миллионников, у нас есть регионы, есть республика Саха-Якутия, например, где мы активно развиваем программу совместно с правительством республики. Астраханская область, Оренбургская область и многие другие регионы также принимают активное участие в конференции. И их представители находятся сегодня здесь, среди нас. Поэтому всем огромное спасибо, завтра мы подведем итоги сегодняшней конференции, сделаем выводы, объявим результаты, резолюцию конференции, обсудим ее и, может быть, что-то еще дополним с учетом сегодняшних выступлений и появившихся за сутки мыслей. Так что ждем вас завтра в зале под люстрой в два часа дня. Спасибо большое.