ВКонтакт Facebook Twitter

Новости

07.10.2011

За единый билет ответит прокуратура

Вопрос о введении во всех кинотеатрах страны так называемой системы единого электронного билета, призванной прояснить ситуацию в кинотеатральном бизнесе, встал ребром перед киноиндустрией и Государственной думой еще несколько лет назад. Череда обсуждений, решений, законов и распоряжений высшего руководства страны так и не сдвинули тяжелый маховик с мертвой точки. Как водится, никто ни за что не отвечает, а свирепость отечественных законов компенсируется необязательностью их исполнения. Корреспондент «Трибуны» попытался прояснить ситуацию, посетив ряд специализированных конференций, проходящих в рамках кинорынка в Санкт-Петербурге. В результате вопросов стало еще больше.
Напомним читателям, что идея введения системы единого электронного билета была инициирована кинопроизводителями, желающими получать объективную информацию о собственных доходах, и представителями государственных интересов, ревностно контролирующих каждый рубль, отправляющийся в кубышку налоговой службы. Активное сопротивление новой системе оказывали только владельцы кинотеатров, не желающие тратить собственные средства на оснащение киноцентров специализированным оборудованием. Продюсеры поговаривали, что в ряде кинотеатров наблюдается фальсификация данных. Так, на конференции «Кино России-2020» в Сочи режиссер и продюсер Федор Бондарчук прямо обвинил кинотеатры в воровстве, потребовав от госчиновников усиленного контроля за продажей билетов. Министерство финансов отказывалось брать данную статью расходов на государственный баланс, мотивируя это тем, что продюсерам нужно следить, чтобы кинотеатры у них не воровали, пусть они и оплачивают оснащение кинотеатров и обеспечение системы. Ситуацию спасли лоббисты, объяснившие Минфину, что государство является одним из основных инвесторов в отечественной киноиндустрии. Стало быть, оно тоже вправе получать объективную информацию о востребованности картин, снятых на его деньги. С горем пополам, после продолжительных дебатов, закон о введении системы единого контроля за продажей билетов в автоматическом режиме был принят. И, как в известной сказке Льюиса Кэрролла, началась путаница.

    По задумке продюсеров, желаемая система должна была напоминать механизм, практикующийся, к примеру, во Франции, когда информация о каждом проданном билете в режиме реального времени поступает в единую базу данных, доступную каждому, кто желает знать, сколько денег собрал тот или иной фильм. Перенять западный опыт для нас было быслишком просто, ибо тогда невозможно было бы бесконечно доить государство, оплачивая творческий поиск разработчиков новой системы и прочих заинтересованных лиц, контролирующих процесс. В итоге так и не определившись с тем, каким образом должна выглядеть электронная система контроля, российские чиновники, недолго думая, вводят некую промежуточную систему, согласно которой каждый кинотеатр отчитывается перед новой организацией посредством новых анкет, бланков и корешков. Так, директор Департамента по кинематографии Министерства культуры РФ Вячеслав Тельнов на вопрос корреспондента «Трибуны», когда же наконец заработает система электронного билета, уверенно сказал: «Система введена». Услышав такой ответ, связываюсь с несколькими крупными кинотеатрами Москвы. Все как один отвечают, что они к системе не подключены. Наблюдатель от партии «Единая Россия», недовольный въедливостью журналиста, приводит данные о количестве подконтрольных кинотеатров. Но, по сути, это совсем не та система, введения которой мы все так долго добивались. Кинотеатры и раньше отчитывались посредством предоставления бухгалтерских бумаг. Суть новшества была в том, чтобы сделать систему автоматизированной, дабы человек со стороны кинотеатра не мог фальсифицировать данные. Стоило тратить кучу денег, времени и сил, чтобы один вид бухгалтерской отчетности заменить на другой.  

    На вопрос, кто должен осуществлять контроль по этому вопросу, председатель Комитета по культуре Государственной думы РФ Григорий Ивлиев уверенно отвечает: «Министерство культуры». А Министерство культуры отрицает возможность осуществления контроля за работой системы. В итоге единственной организацией, уполномоченной запрашивать данные о работе загадочной горе-системы, является Прокуратура РФ.

    Вот такая получается чехарда. Все очень по-русски – толпы чиновников занимаются словоблудием и законотворчеством, последствия которого приходится ликвидировать всем миром. До 1 января 2015 года, согласно закону, система автоматизированного контроля за продажей кинобилетов должна быть введена в России повсеместно. Однако владельцы кинотеатров будут до последнего сопротивляться возможности тотального контроля со стороны государства и кинопроизводителей. Игорь Каллистов замечает: «Отсрочка введения автоматизированной системы контроля обусловлена тем, что владельцы кинотеатров в малых городах не имеют финансовой возможности оснастить кинотеатры соответствующим оборудованием. А сетевики и крупные кинотеатры не согласятся участвовать в системе в том случае, если она не будет в одинаковой степени контролировать всех. Однако оснастить кинотеатры соответствующим оборудованием до 1 января 2015 года – прямая обязанность их владельцев. Мы лишены контрольных функций. Но из-за того, что мы живем не по законам, а по понятиям, в итоге спрашивают с нас: «Почему закон не выполняется? Вы их плохо секли!» Мы послали циркулярное письмо в регионы. Но регионы сопротивляются. А потому боюсь, что в итоге вопрос придется решать на уровне Прокуратуры РФ».

    Напоследок хочется пожелать многочисленным чиновникам, пытающимся активно вмешиваться в процессы киноиндустрии и активно их «разрулировать», найти иное развлечение. Ибо такая активность слишком дорого обходится государственному карману. А государство, как известно, – это мы.

Назад в раздел